Последние комментарии

  • Яна Асадова21 мая, 14:05
    не хочешь киндер сюрприз? Научисть носить презерватив."Не плодите нищету!"
  • Яна Асадова21 мая, 14:04
    знаю несколько тупоголовых телок. Одну зовут осанкина. Я за контроль над рождаемостью. Я за то что бы русские рожалит..."Не плодите нищету!"
  • Вадим Зайцев21 мая, 14:03
    А ты не пробовала работать? пашут пусть трактора и проститутки, или я что-то не понял про вас? как вам теперь пахать....Что потеряла Россия за 19 лет правления Путина?

Флагман «крымской весны» идет ко дну

Фото: РИА Новости

Накануне пятилетия присоединения к России севастопольцы требуют провести новый референдум

23 февраля 2014 года на площади Нахимова в Севастополе прошел митинг, которым и сегодня иллюстрируют пророссийские настроения в Крыму. 20 000 человек с российскими флагами избрали «народным мэром» города гражданина РФ Алексея Чалого и призвали Россию «вернуть» Севастополь себе.

Так и вышло: через 4 дня после митинга в Крым зашли «зеленые человечки», оказавшиеся впоследствии военнослужащими российской армии. А уже 16 марта на полуострове прошел референдум о вхождении Крыма и Севастополя в состав РФ. «За» проголосовали более 95% жителей. 18 марта 2014 года Крым и Севастополь официально стали субъектами Российской Федерации.

Идиллия длилась недолго. Уже в 2015 году между Законодательным собранием города, которое возглавлял Алексей Чалый, и губернатором Сергеем Меняйло начались конфликты. Сначала депутаты выступили против передачи 266 га земли у горы Гасфорта мотоклубу «Ночные волки»: правительство города разрешило байкерам арендовать землю за 1,4 млн рублей, то есть за 0,1% ее реальной стоимости — 1,4 млрд рублей. Затем последовали скандалы, связанные с застройкой особо охраняемых природных территорий и севастопольских бухт.

Не стабилизировалась обстановка и при новом губернаторе Дмитрии Овсянникове, который возглавил Севастополь в июле 2016 года. Выяснилось, что миллиарды рублей, выделяемые федеральным бюджетом на севастопольские проекты, после 2016 года начали оседать на счетах фирм с сомнительной репутацией, а часть этих денег просто исчезла.

В середине февраля инициативная группа горожан поставила перед избирательной комиссией Севастополя вопрос о проведении референдума о недоверии губернатору.

Чем живет Севастополь спустя пять лет после присоединения к России и почему даже чиновники признают, что город «потерял» эти пять лет.

Часть 1. Политика

Новый референдум

4 марта 2019 года Севастопольская избирательная комиссия отказала инициативной группе из 65 горожан — общественников, журналистов, юристов, предпринимателей и пенсионеров — в проведении общегородского референдума о недоверии губернатору Дмитрию Овсянникову. У инициаторов нашли «недостоверные сведения о себе» — например, опечатки в фамилиях и датах рождения. Глава избиркома Сергей Даниленко заявил, что инициативная группа «должна взвешивать, насколько ей интересно дойти до конца».

Заявку на референдум севастопольцы подали 19 февраля 2019 года.

— Причина нашего недовольства проста: мы не видим работы губернатора. Значимые городские проекты либо не реализуются, либо реализуются плохо, —

говорит член инициативной группы Алексей Процко. — Например, реконструкция парка Анны Ахматовой. Там часть входной группы сделали просто из пенопласта: то есть вместо камня — заштукатуренный пенопласт. И его уже два раза переделывали. Федеральный целевой проект, миллионы рублей (134 миллиона. — И.Ж.), губернатор открывал.

Сейчас, получив отказ избиркома, инициативная группа намерена повторно подать заявку на проведение референдума снова.

— Только теперь у нас будет не 65, а 100 человек, — говорит Процко.

Примечательно, что за полтора месяца до этого о возможности проведения референдума о недоверии Дмитрию Овсянникову заявил депутат Законодательного собрания Алексей Чалый. Процко сотрудничество инициативной группы с Чалым отрицает, но соглашается, что именно он «подсказал решение».

— Это «народный мэр», за которого я сам голосовал в 2014 году, — говорит Процко. — Если у нас все же получится добиться референдума, то хотелось бы, чтоб он прошел в один день с выборами в Законодательное собрание — 8 сентября 2019 года. Так будет экономнее для городского бюджета.

Инициируя референдум, севастопольцы повторяют свои же действия образца июля 2016 года: тогда 22 000 горожан подписались под петицией за отставку предыдущего губернатора, Сергея Меняйло. Подписи собирали прямо на улицах города.

— Рейтинг Дмитрия Овсянникова сейчас примерно такой же, как у Сергея Меняйло за несколько месяцев до отставки, — говорит севастопольский журналист Давид Аксельрод. —

Это губернатор с низким уровнем доверия среди горожан. Хотя до референдума дело дойдет едва ли. Самой практики проведения региональных референдумов в России нет.

Кроме того, закон не предусматривает референдумов об отставке глав регионов.

По словам Аксельрода, говорить о том, что Овсянникову не удается на посту губернатора вообще ничего, — нельзя.

— Есть, например, успешные проекты газификации и строительства водопроводов в селах, которые входят в состав Севастополя. В то же время серьезные проекты реализовать пока не удается: не достроен кольцевой газопровод, не закончена реконструкция Парка Победы, не построены очистные сооружения «Южные». Это как раз те проекты, на которые из федерального бюджета были выделены миллиарды.

Часть 2. Экономика

Севастополь — один из самых дотационных регионов РФ, наряду с Крымом и Чечней получающий именную помощь «на сбалансированность бюджета».

В 2017 году город-герой получил в виде специальной дотации 5,17 млрд рублей, в 2018-м — 5,4 млрд. Помимо дотаций «на сбалансированность» город получает и иные дотации, их общая доля в бюджете Севастополя на 2019 год — 66%. Кроме того, Севастополь даже залезает в долги: его расходы на 1,9 млрд рублей больше, чем доходы вместе с дотациями.

Сразу после «крымской весны» севастопольские политики заявляли о необходимости сделать город экономически независимым. Однако и спустя пять лет Севастополь таковым не стал. Более того, в распоряжении «Новой» имеются документы и свидетельства самих севастопольских чиновников, из которых следует, что часть выделяемых городу дотаций исчезает бесследно, городские предприятия банкротятся и переходят в собственность людей, которые, вероятно, связаны с членами городского правительства.

Порт за 10 рублей

22 января начальник Главного контрольного управления правительства Севастополя (ГКУ) Сергей Елизаров провел пресс-конференцию, на которой рассказал, что в ходе проверки госпредприятия «Севастопольский морской порт» его подчиненные обнаружили существенное занижение стоимости активов порта. Более 1200 объектов, по словам Елизарова, были оценены городским правительством в 1 копейку: например, плавучий док, ремонтная мастерская, нежилые здания, 20 причалов.

— На мой взгляд, такое занижение стоимости активов означает, что порт ведут к преднамеренному банкротству, — заявил Елизаров «Новой».

На пресс-конференции начальник ГКУ продемонстрировал журналистам десятирублевую монету.

— При процедуре банкротства назначается оперативный управляющий. Он может продавать имущество банкротящегося объекта, которое стоит меньше 100 000 рублей, без конкурса.

Так вот, представьте: тысяча объектов имущественного комплекса Севастопольского морского порта могут быть проданы за эту монетку.

Помимо занижения стоимости активов, по словам Елизарова, правительство необоснованно списало активы предприятия стоимостью 26 млн рублей. Для примера он привел списание нефтяных танкеров «Восточный» и «Южный», стоимость которых составляет 10,3 млн и 11,3 млн рублей соответственно.

На причалах севастопольского порта, по словам Елизарова, работают частные предприятия, которые уже более трех лет не платят городу арендную плату. «С 2015 года на причале №230 осуществляет стоянку теплоход «Индиго». Договор на оказание услуг по стоянке не заключен. Счета на оплату услуг порта не выставляются. Предварительная оценка недополученного дохода — около 5 млн рублей», — заявил Елизаров.

— Проверку «Севморпорта» мы начали в конце октября прошлого года. В середине ноября мне позвонил губернатор: «Почему вы вышли на порт? Уходите». Я ответил, что проверка плановая и отказаться от нее контрольное управление не может. Сам же губернатор в конце 2017 года подписал нам график проверок, — рассказал Елизаров «Новой». — Тогда он начал засыпать меня внеплановыми проверками: такое право он имеет. Мои специалисты проверяли, правильно ли нанесена разметка на 33 перекрестках, «насколько исполнено техническое задание на закупку техники в департамент по земельным и имущественным отношениям» — то есть 10 принтеров они закупили или не 10. Но порт проверить мы все равно успели.

Получить комментарий Дмитрия Овсянникова «Новой» не удалось. Вместо него на претензии Елизарова согласился ответить вице-губернатор Илья Пономарев. Словам начальника Главного контрольного управления он попросил не верить, поскольку Елизаров на момент пресс-конференции находился на больничном и был «временно нетрудоспособен». При этом оценку объектов порта в 1 рубль вице-губернатор назвал законной.

— Вновь обнаруженное имущество («Севморпорт» был образован в 2014 году. — Ред.) становится на балансовый учет по установленной приказом Минфина балансовой стоимости в 1 рубль — это указная позиция финансового органа РФ, — заявил Пономарев.

По его словам, на проведение рыночной оценки имущества порта у Севастополя просто нет денег. В то же время после озвученной Елизаровым критики в правительстве Севастополя объявили, что создадут свою комиссию для проверки порта.

Who is mrs. Демочкина?

На пресс-конференции Сергей Елизаров вскользь упомянул еще одно предприятие, проводить проверку которого ему запретил губернатор. ГУП «Городской автозаправочный комплекс» был признан банкротом в июле 2018 года. Компания досталась Севастополю в результате национализации активов украинского олигарха Игоря Коломойского. ГУПу принадлежат 12 АЗС, 2 административных здания и нефтебаза.

— Мой опыт говорит о том, что автозаправочный комплекс априори не может быть убыточным, — рассказал Елизаров «Новой». — В 2009 году я консультировал одну из российских автозаправочных компаний. И знаю, что прибыль в этой отрасли составляет как минимум 4 рубля с 1 литра бензина. В сутки АЗС может реализовать порядка 30 тонн топлива. Получается, что каждая станция могла приносить Севастополю 3,6 млн рублей в месяц. Со всего ГУПа, таким образом, можно было бы получать около 400 млн рублей в год. А его продали всего за 100 млн.

«Новой» удалось поговорить с одним из бывших сотрудников ГУП. Он подтвердил, что предприятие приносило городу прибыль.

— Был период с ноября 2016 года по февраль 2017-го, когда предприятием руководил Александр Анатольевич Любченко. До его прихода нам три месяца не платили зарплату, а через месяц после его назначения начались выплаты, и предприятие начало сокращать долги перед поставщиками, — говорит собеседник. — Но почему-то спустя четыре месяца после его назначения нам объявили, что будет другой директор. С новым директором дела снова пошли плохо, опять перестали платить зарплату. Выплатили ее только в феврале этого года — спустя 8 месяцев после банкротства.

Связаться с Александром Любченко «Новой» не удалось. В Сети сохранилось его выступление перед рабочими накануне увольнения: «Я считаю, что директор не зарабатывает деньги ГУПу. ГУПу зарабатывает деньги коллектив. Вы видели, что я не сидел в кабинете и работал «в поле» вместе с вами. Распоряжения о моем увольнении еще нет. Но если на уровне правительства принято решение о передаче дел, то повлиять на это мы не можем. Я подчиняюсь правительству Севастополя».

На собрании рабочие предложили организовать забастовку, чтобы сохранить за Любченко его должность. «В течение месяца работы с Александром набрался весь штат — 84 человека, мы запустили все 12 заправок, — рассказал один из участников собрания. — У нас пошла прибыль. Люди пришли, завели предприятие, а им теперь говорят: передайте дела. Я не понимаю причин».

Предприятие продали единственному участнику торгов — ООО «Севастопольнефтепродукт». По данным «СПАРК-Интерфакс», учредителем этой компании является Гульнара Ильдаровна Демочкина. В 1999 году она вместе с губернатором Севастополя Овсянниковым окончила Удмуртский государственный университет. В дальнейшем ее деловая активность проявлялась в то же время и в тех же регионах, что и у губернатора: Демочкина работала секретарем ОАО «Удмуртнефтепродукт», когда Овсянников был федеральным инспектором по Удмуртии; возглавляла отдел в «ЛУКОЙЛ-Пермнефтепродукт», когда Овсянников был директором по финансам Пермского моторного завода; и, наконец, зарегистрировала «Севастопольнефтепродукт» во время губернаторства Дмитрия Овсянникова в Севастополе.

«Новая газета» направила губернатору запрос с просьбой пояснить, знаком ли он с Гульнарой Демочкиной. Мы также попросили Дмитрия Овсянникова привести обоснование стоимости активов ГУП «Городской автозаправочный комплекс»: предприятие, проданное за 100 млн рублей, собеседники редакции в правительстве Севастополя оценивают в 1,2–1,5 млрд рублей. Ответа в установленные законом сроки редакция не получила.

Деньги в трубу

Строительство КОС «Южные». Фото: Екатерина Резникова

В августе 2018 года севастопольские СМИ объявили о расторжении правительством города контракта с петербургской компанией «Биотехпрогресс» на строительство канализационных очистных сооружений «Южные». Это самый дорогой севастопольский проект, на который выделены деньги из федерального бюджета. Сооружения планируется возвести в районе Казачьей бухты. С помощью КОС «Южные» город должен решить проблему с ежегодным сбросом в Черное море 25 млн кубометров неочищенных стоков: отходы человеческой жизнедеятельности в объеме 10 000 олимпийских бассейнов впадают прямо в море в Балаклаве, в районе Нахимовского училища (Стрелецкая и Песчаная бухты) и Голубой бухты (это места для купания).

Из федерального бюджета на строительство «Южных» было выделено 6,8 млрд рублей. Из них в качестве аванса «Биотехпрогресс» получил 2,055 млрд. Но строительство КОС было сорвано. Причина — исчезновение денег.

То, как они исчезали, можно отследить поэтапно.

Госконтракт на строительство КОС был заключен 25 декабря 2017 года. По его условиям, для перечисления средств «Биотехпрогресс» должен был открыть специальный счет в Федеральном казначействе.

26 декабря правительство Севастополя и подрядчик заключили дополнительное соглашение, в котором указывалось, что деньги будут перечислены не на счет в казначействе, а на счет «Биотехпрогресса» в питерском банке «ОФК» (на тот момент — 83-е место в банковском рейтинге РФ).

29 декабря 2017 года правительство Севастополя перечислило подрядчику аванс — 2,055 млрд. «Биотехпрогресс» огородил два участка под строительство и нанял охрану.

А 16 апреля 2018 года Центробанк отозвал у «ОФК» лицензию. Проверка Контрольно-счетной палаты Севастополя (ее результаты есть в распоряжении редакции) установила, что банк полностью утратил собственный капитал. К такому же выводу пришло Агентство по страхованию вкладов.

— Таким образом, большая часть аванса, перечисленного «Биотехпрогрессу» и размещенного на счетах «ОФК», была утеряна, —

констатирует источник «Новой» в правительстве Севастополя.

«Большая часть» — это 1,45 млрд из 2,055 млрд рублей. При этом еще 526 млн рублей «Биотехпрогресс», по данным контрольных органов, использовал нецелевым образом.

По чьей инициативе 2,055 млрд рублей были размещены не в Федеральном казначействе, как это устанавливалось первоначальными условиями контракта, а в банке, «использующем рискованную бизнес-модель»? Ответ на этот вопрос ищут следователи. СК уже задержал бывшего начальника Управления по эксплуатации объектов городского хозяйства Севастополя Александра Антюфеева, который подписал соглашение о замене казначейства на «ОФК». Однако собеседники «Новой» в правительстве Севастополя называют Антюфеева «стрелочником», отмечая, что «менеджер среднего звена не может принимать решений по миллиардным проектам».

По данным источников «Новой», инициатором замены мог быть уволенный в январе 2019 года заместитель губернатора Михаил Демиденко. Но в беседе с «Новой» он заявил, что никакого участия в замене казначейства на «ОФК» не принимал.

Будут ли достроены КОС «Южные» при условии «удешевления» проекта на 2,055 млрд рублей — вопрос открытый. В правительстве Севастополя заявляют, что намерены искать нового подрядчика.

«Главный наш инвестор — госбюджет»

Для привлечения инвестиций правительством города была создана специальная организация — Корпорация развития Севастополя. Ее возглавил предприниматель Олег Николаев. В 2016 году на выборах в Госдуму он набрал 24% голосов севастопольцев.

Олег Николаев

Сегодня Николаев отстранен от исполнения обязанностей. За восстановление в должности он судится с правительством Севастополя с июня прошлого года.

— За пять лет, кроме государственных денег, никаких инвестиций в бюджет Севастополя не привлечено, — говорит он. — Во время моей работы директором Корпорации развития было очень много инвестиционных предложений, причем крупных,

но правительство Севастополя по каким-то причинам сделало все, чтобы ни одна из заинтересованных компаний в город не зашла.

Пять компаний хотели построить у нас мусороперерабатывающий завод. Был инвестор, готовый на базе обанкротившегося ГУП «Садовод» организовать производство крепких алкогольных напитков. И город получал бы только с акцизов от 1 до 1,5 млрд рублей в год. Кроме того, они создали бы 200 рабочих мест. Одному из инвесторов, который хотел в Севастополе построить теплицы, губернатор прямо сказал, что город может построить такие теплицы и за государственные деньги. А проект был на 6 млрд рублей. В результате этот инвестор ушел в Крым и сейчас под Белогорском эти теплицы строит.

Николаев вспоминает и менее масштабные проекты: одна из компаний предлагала построить в Балаклаве канатную дорогу, вторая — колесо обозрения. Ни один из этих проектов не был реализован.

— Сейчас главный севастопольский инвестор — это госбюджет.

Часть 3. Общество

Севастополь отправляется в Страсбург

27 мая 2017 года на городской площади у Дома культуры рыбаков прошел самый массовый после «крымской весны» митинг — 2000 человек. Организовали его представители малого бизнеса и люди, у которых правительство Севастополя отбирает полученные при Украине земельные участки.

Спустя пять лет после «крымской весны» участники акции подводят печальные итоги: у них забрали все.

Марат Тюнин

— У нас в Союзе предпринимателей Севастополя было 150 человек, — рассказывает бизнесмен Марат Тюнин. — В основном мы занимались торговлей и предоставлением услуг в нестационарных торговых объектах (НТО): сувениры, фастфуд, ремонт одежды.

Сейчас мы лишены рабочих мест. Бизнес не сохранили никому.

Бороться с нестационарной торговлей правительство Севастополя начало в 2015 году. Тогда чиновники разработали новую схему размещения НТО, из которой исключили 1400 объектов, работавших с украинских времен. Предпринимателям сначала говорили, что им будут предоставлены компенсационные места, но потом киоски стали вывозить эвакуаторами в ночное время, а одни из крупнейших торговых рядов — на Историческом бульваре — в ночь с 13 на 14 июля 2016 года разгромили вооруженные ломами неизвестные люди.

— Никаких компенсационных мест мы так и не получили, — говорит Марат Тюнин. — Сейчас кто-то из предпринимателей устроился на работу по найму, но большинство — 80% — просто сидят без работы, живут на деньги, которые были накоплены еще при Украине. Смысла вкладываться в новые проекты ни я, ни мои знакомые не видим: при этой власти просто невозможно просчитать все риски.

Вообще есть ощущение, что в России существует какая-то государственная программа по уничтожению малого бизнеса.

Севастопольские предприниматели лишаются работы, а тысячи горожан — земли и жилья.

Отъем выданных при Украине земельных участков начался в 2015 году, во время губернаторства Сергея Меняйло. С приходом на пост главы города Дмитрия Овсянникова история стала набирать обороты.

Лариса Крысина

— Было подано более 5000 исков об изъятии земли, — рассказывает председатель трех севастопольских дачных кооперативов Лариса Крысина. — В настоящий момент по всем вынесены судебные решения, но людям удалось выиграть менее одного процента этих дел.

Земли севастопольцы получали при Украине, земельное законодательство тогда позволяло получить участок бесплатно — ст. 121 Земельного кодекса. В 2015 году правительство Севастополя разослало горожанам иски, в которых их земля была названа «незаконно приобретенной». Некоторые участки якобы находились на землях лесного фонда, некоторые — были выделены городской администрацией, хотя выделять их, по мнению российских чиновников, должен был горсовет.

— Сейчас люди массово жалуются в ЕСПЧ, и Европейский суд принимает эти жалобы к рассмотрению, — говорит Лариса Крысина. — Только из моих трех кооперативов в Страсбург отправлено 150 жалоб. Раз не получилось найти правосудие в России, будем искать его в Европе.

Часть 4. Ответ без ответа

В феврале этого года «Новая газета» направила губернатору Севастополя Дмитрию Овсянникову просьбу об интервью. Мы хотели поговорить о наиболее острых городских проблемах, которые, по сути, и перечислены в статье. Просьба осталась без ответа.

Тогда мы направили на имя губернатора запрос информации, в котором попросили ответить, что он думает о политической и социальной ситуации в городе, рассказать, почему произошло банкротство Городского автозаправочного комплекса, а объекты Севастопольского морского порта были оценены в 1 рубль и в 1 копейку. Мы спрашивали, известна ли губернатору судьба 2 млрд рублей, пропавших при строительстве КОС «Южные», и будут ли очистные сооружения построены вообще.

Вместо губернатора на запрос ответил директор департамента общественных коммуникаций правительства Севастополя Глеб Шагун. Ответ уложился в 4 строки: «На ваш информационный запрос сообщаем, что позиция правительства Севастополя по интересующим вас вопросам неоднократно размещалась на официальном сайте правительства».

Мы не поленились и перечитали сайт правительства Севастополя. Действительно, ответы на некоторые вопросы там есть. Например, в ответ на критику начальника Главного контрольного управления правительства Сергея Елизарова касательно стоимости активов «Севморпорта» вице-губернатор Илья Пономарев говорит, что за Елизаровым может стоять Алексей Чалый. «Чалый продолжает нагнетать обстановку истерии и внутригородских конфликтов. Прямо призываю: «Алексей Михайлович, прекратите устраивать скандалы в городе». Дополнительно Пономарев обещает не продавать «Севморпорт» не только за рубль, но и за миллиард рублей, называя его «стратегической инфраструктурой».

О ситуации с исчезнувшими на строительстве КОС «Южные» 2 млрд на сайте правительства Севастополя говорится, что чиновники намерены вернуть потерянные деньги. Правда, не написано как.

И уж вовсе ничего не сказано на сайте о том, почему было принято решение обанкротить «Городской автозаправочный комплекс», почему его оценили в 100 млн рублей и знаком ли губернатор с владельцем компании «Севастопольнефтепродукт». Также мы не смогли узнать, как оценивает правительство Севастополя политическую и социальную ситуацию в городе и планирует ли что-то делать в связи с тем, что горожане требуют провести новый референдум, а самый крупный после «крымской весны» митинг был протестным.

Иван Жилинспецкор

При участии
Надежды Исаевой,
Севастополь

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх