Эти выборы надломили общество

Итоги единого дня голосования могут стать началом перемен в России. Не исключено, что кардинальных.

© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Правящая партия и ее липовые «самовыдвиженцы» выиграли в большинстве регионов. Казалось бы, «Единая Россия» должна упокоиться на лаврах. Но эксперты считают, что это пиррова победа и власти ждет расплата. Может быть, не сегодня, но завтра.

Александр Кынев, политолог:

«Общий вывод из прошедших выборов заключается в том, что запросы избирателей и то предложение, которое есть на политическом рынке, не соответствуют друг другу.

Политическая система искусственно заморожена, партии ведут себя инертно, играют в поддавки, и „умное голосование“ было голосованием не „за“, это было голосование „против“. Оно заведомо было построено на том принципе, что позитивных героев нет и мы проводим референдум о недоверии. Это общее настроение, когда избиратели в целом даже не знали, за кого голосуют.

Политическая система нездорова, она не отражает общественных настроений и общественного запроса. Есть огромное количество людей, которые не представлены вообще никем. У них нет своих кандидатов, нет своих партий. Политическая система не дает им возможности защищать свои права.

Это признак абсолютного нездоровья. Это нарыв, который будет копиться, и, я думаю, что если не будет сделано каких-то шагов к допуску представителей этого сегмента к политической жизни, это кончится для власти очень плохо».

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

«По моим ощущениям — что-то надломилось в российском обществе после этих выборов. Пока не ясно, что именно, но после публикации результатов есть какое-то чувство, что было принято решение, которое будет иметь очень далеко идущие последствия.

Формально все красиво: у провластных кандидатов рейтинги 60-90%, никаких вторых туров. Оппозиция посрамлена, народ не пошел на выборы, предпочитая голосованию сбор шишек. Все, как и раньше, с той поправкой, что это неправильное электоральное поведение для страны с резким социально-экономическим падением.

Происходящее говорит о том, что нынешняя ситуация в публичной политике не отвечает запросам избирателя. Там, где системная оппозиция получает какой-то результат, очевидно, что он обусловлен лишь интересами местных элит. КПРФ, ЛДПР, „Справедливая Россия“ — все это лишь франшиза, которая представляет ту или иную региональную элиту.

А вот выборы в Москве — это очень интересный кейс. Даже в условиях тотальной зачистки власть с трудом удержала большинство в парламенте. Кроме того, в нем впервые не представлена политическая партия „ЕР“. Такое положение вещей уникально для нашей политической системы.

Полагаю, что именно в Москве мы, действительно, проснулись совершенно в других условиях. Также мне кажется, что этот тренд вскоре будет воспринят регионами: парламентские выборы в 2020-м — 2021-м годах могут пройти по московскому сценарию».

Максим Жаров, политолог, социолог:

«Результаты выборов, которые мы видим, достигнуты с максимальным напряжением, может, даже с перенапряжением административного ресурса, и поэтому говорить о том, что все в порядке у власти, я бы не стал. У власти есть большие проблемы, если ей пришлось так перенапрягаться.

Не секрет, что все результаты в губернаторских кампаниях, в общем-то, достигнуты за счет этих административно-зависимых избирателей, за счет бюджетников. Я думаю, что в ближайшем будущем это аукнется в рейтингах доверия власти.

Ничего фундаментально нового на этих выборах я не вижу, но вижу ухудшение ситуации и углубление проблем, которые у нас были и раньше. Партиям парламентской оппозиции нужно готовиться к очень жесткому противостоянию с федеральным центром, потому что полученные ими результаты, — особенно „разгромный“ результат ЛДПР в Хабаровском крае, — являются серьезным провалом для федеральной власти. Кремль будет делать все, чтобы минимизировать этот провал и заставить партии парламентской оппозиции вновь подчиниться. Мы это уже видим сейчас по свежему заявлению Владимира Жириновского о выборах в Мосгордуму: он назвал прошедшие в думу партии КПРФ и „Справедливая Россия“ пятой колонной и пособниками Навального. Жириновский все очень хорошо понял, — понял, какая опасность ему угрожает за такой триумф в Хабаровском крае и уже пытается каким-то образом маневрировать.

Что касается „успеха КПРФ в Москве“, то кандидаты, победившие в округах в Мосгордуму, для этой партии чаще всего „не свои“. Эти кандидаты имеют к партии очень отдаленное отношение, и, соответственно, для КПРФ сейчас тоже наступает момент истины. Готова ли КПРФ к тому, чтобы действительно защищать своих победителей, свое право говорить от имени недовольных избирателей, или, как и прежде, она готова при любом усилении давления со стороны федеральной власти „ложиться“ под эту власть и делать то, что она хочет?»

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

«На прошлых выборах, когда в четырех регионах были вторые туры на губернаторских выборах, в трех из них были врио губернаторов, которых Кремль своевременно не заменил. В четвертом регионе, в Приморском крае, был врио главы, который вообще вдруг начал пропагандировать пенсионную реформу. Это и были причины, по которым они не выиграли в одном туре.

Сейчас к кандидатурам врио губернаторов в Кремле стали подходить более внимательно, и меняют их куда активнее. Практически любое сомнение в том, что врио сможет победить, приводит к тому, что его заменяют на нового. Вот у астраханского временно исполняющего что-то не получалось, и его стремительно сменили, приехал новый.

В результате избиратель был поставлен перед выбором: надо было голосовать либо за малоизвестного врио, который пока ошибок не совершает, пенсионную реформу не пропагандирует, в чем-то людям помогает. В общем, за такого врио, с которым у избирателя пока „медовый месяц“. Либо — голосовать за какого-нибудь „кота в мешке“. В итоге избиратели решили выбрать тех, с кем немного познакомились и к кому нет сколько-нибудь серьезных претензий.

Поэтому выборы прошли достаточно спокойно для власти. Было несколько регионов, где было напряжение, ждали второй тур, но там тоже избиратели решили не рисковать. По сравнению с прошлыми выборами в целом по стране власти было полегче.

Есть, правда, Хабаровский край, где на выборах в представительные органы победила ЛДПР. Но там ситуация простая. Пока там был губернатор от „ЕР“, голосовали за кандидатов от „ЕР“. Сейчас губернатор от ЛДПР, и голосуют за ЛДПР. Просто в глазах людей сменилась партия власти. Поэтому делать далеко идущие выводы по Хабаровску было бы неправильно.

Ну, и Москва — это самое интересное. Там прошли в гордуму разные оппозиционные кандидаты, благодаря „демократической мобилизации“, ярко выраженному протестному голосованию. При этом в столице не зарегистрировали многих оппозиционных кандидатов, был разгон демонстрации, аресты, суды. Это все сыграло свою роль. Но последствия протестного голосования могут быть не теми, которых люди ожидают. Власть сохранила большинство в гордуме и, наверно, привлечет на свою сторону часть новых депутатов, которые были избраны при поддержке оппозиции. Да и сами новые депутаты могут раскрыться с неожиданной стороны.

С другой стороны, Москва — город „разный“, поляризованный. Отсутствие либералов в Мосгордуме было аномалией, сейчас же появилось представительство от либеральных партий.

9 сентября мы проснулись в той же стране, что и засыпали, но — с некоторыми уроками и, в том числе, с реакцией Кремля, который понимает, что регионам требуются новые администраторы».

Дмитрий Ремизов

Источник ➝

Естественная убыль – минус 316 тыс. человек

Этот важнейший показатель демографической статистики 2019 года обнародовал Росстат. Теперь понятно, почему власти так озаботились демографией. Уже четыре года подряд в России фиксируется естественная убыль населения, то есть число умерших превышает число родившихся. Динамика естественной убыли населения выглядит по-настоящему пугающей: 2016 год – минус 2 тыс. человек, 2017 год – минус 136 тыс. человек, 2018 год – минус 223 тыс. человек, 2019 год – минус 316 тыс. человек.

Представьте: прошёл год – и исчез город с несколькими сотнями тысяч жителей. Картина, и вправду, весьма нерадостная.

Поэтому неудивительно, что в том же президентском послании Федеральному Собранию текущего года столько внимания было уделено демографическим проблемам и тому, что власти собираются предпринять, чтобы эти проблемы решить. Такая явная озабоченность властей демографическими проблемами становится совсем понятной, если мы посмотрим на динамику численности населения страны за последние 20 лет.

По состоянию на 1 января 2000 года численность населения России составляла 146,9 млн человек, а по состоянию на 1 января 2020 года 146,7 млн человек. Получается, что за 20 лет численность населения не только не увеличилась, но даже снизилась. Да, казалось бы, не на так уж и много, на «какие-то» 200 тыс. человек, но факт есть факт: за двадцатилетний период население России уменьшилось.

Однако это ещё не всё. Дело в том, что численность населения страны сократилась даже несмотря на огромный приток мигрантов за эти годы, даже несмотря на то, что после 2014 года она приросла на 2,3 млн человек только за счёт жителей Крыма. То есть даже с учётом этого, россиян стало меньше. Согласитесь, неприятный факт для властей, подводящих 20-летние итоги деятельности.


Источник: Росстат

С такими итогами (пока промежуточными) властям очень трудно смириться. Трудно это сделать ещё и потому, что совсем недавно они сами уверовали в то, что все демографические проблемы решены. Опять же в президентском послании Федеральному Собранию, но только 2015 года, указывалось на то, что в России три года подряд отмечается естественный прирост населения (такое действительно было в 2013-2015 годах). Более того, в том же документе говорилось, что прогнозы специалистов-демографов о новой демографической яме не сбываются. Причём услышали мы и аргументы в пользу того, почему у нас всё так хорошо: семьи хотят растить детей, верят в их будущее, верят в свою страну, рассчитывают на поддержку государства.

Однако уже с 2016 года, как отмечалось выше, ситуация круто изменилась. Естественный прирост населения сменился естественной убылью, которая стала стремительно нарастать. Встаёт вопрос: почему? Элементарная логика заставляет дать такой неприятный ответ, отталкиваясь от аргументов «за», изложенных выше: семьи не хотят растить детей, не верят в их будущее, не верят в свою страну, не рассчитывают на поддержку государства.

Понимаю, такой ответ может и не понравиться, но он просто логически следует из доводов, которыми обосновывалась хорошая тенденция в демографии, сменившаяся на прямо противоположную.

Но таких объяснений (может быть, и грубоватых, но зато логически безупречных) мы от властей не слышим. Вновь и вновь нам не устают повторять об объективных причинах, связанных с потерями во время Великой Отечественной войны и в годы после распада СССР. Безусловно, эти события оказали и оказывают негативное влияние на демографическую ситуацию в стране. Но сколько же можно всё только на это списывать?

То есть получается так: когда проблемы – во всём виноваты «демографические ямы», когда численность населения пошла в рост – позор специалистам-демографам, говорящим о каких-то «ямах, и вообще семьи у нас хотят растить детей и верят в свою страну.

Сегодня власти готовы платить огромные деньги, только бы изменить тенденцию. Но тенденция на то и тенденция, они (тенденции) так быстро не меняются, и политика «прикупить больше деток» имеет свои большие ограничения.

Игорь Николаев

экономист

О серьёзном обострении тайной болезни Владимира Путина

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх