Польша распробовала американский газ

Страна сократила закупки у «Газпрома» в первом полугодии

Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ

Польша в первом полугодии сократила закупки российского газа на 28%, до 4,3 млрд кубометров, заявили в госкомпании PGNiG, объяснив это тем, что поставляемый из США сжиженный природный газ (СПГ) обходится дешевле. PGNiG собирается резко нарастить покупки СПГ из США после 2022 года, когда истекает долгосрочный контракт с «Газпромом». Но, по мнению аналитиков, нынешние крайне низкие цены на СПГ не являются устойчивым явлением.

Польская госкомпания PGNiG с 2022–2023 годов рассчитывает покупать в США крупные объемы сжиженного природного газа, заявил зампред правления концерна Мачей Вожняк. К этому времени у компании заканчивается контракт с российским «Газпромом» на 10 млрд кубометров в год (общее потребление Польши — около 19 млрд кубометров). По уже подписанным контрактам Польша в течение 24 лет будет закупать у американской Cheniere сначала около 0,52 млн тонн сжиженного газа в год (до 2022 года), а после — по 1,45 млн тонн, а также 2 млн тонн в год у Venture Global LNG в течение 20 лет. Это около 4,7 млрд кубометров после регазификации, что покроет четверть потребления Польши. Еще 2,7 млрд кубометров СПГ страна собирается с 2022 года закупать у Катара. При этом, как пояснил «РИА Новости» Мачей Вожняк, часть американского сжиженного газа Польша намерена перепродавать на более премиальных азиатском и южноамериканском рынках.

В Варшаве уверяют, что СПГ из США на 20–30% дешевле, чем трубопроводный газ «Газпрома» (формула контрактной цены не раскрывается).

Мачей Вожняк напомнил, что цена российского газа для разных стран существенно отличается. По его словам, «Газпром» предлагает «совершенно другие цены» на рынке Западной Европы, где вынужден конкурировать с другими поставщиками, и там «цены российского газа являются фактически рыночными». В PGNiG допускают, что после 2022 года контракт с «Газпромом» продлен не будет. Источники “Ъ” в отрасли отмечают, что переговоры о новом соглашении до сих пор не начинались. При этом Польша уже сейчас снижает закупки российского газа. Так, в 2018 году страна закупила 9,8 млрд кубометров (падение на 6,4%), в первом полугодии 2019 года — 4,3 млрд кубометров (снижение на 28%). В «Газпроме» отказались от комментариев.

Российский газ для Польши действительно выглядит дорогим при нынешнем рынке, поскольку формула цены полностью привязана к нефти. При этом с начала года цена нефти колеблется в диапазоне $60–70 за баррель, тогда как спотовые цены на газ в Западной Европе упали почти вдвое, до $120 за 1 тыс. кубометров (на голландском хабе TTF). Последний раз формула цены для Польши пересматривалась в 2012 году, когда «Газпром» дал PGNiG скидку в 10%. С тех пор большинство клиентов «Газпрома» в Западной и Центральной Европе как минимум дважды пересматривали формулы цены в своих контрактах, увеличивая долю спотовой индексации. PGNiG же это не удалось, поскольку компания завязла в начатом в 2015 году арбитраже с «Газпромом», который пока так и не завершен.

Помимо закупок СПГ Польша также планирует построить газопровод Baltic Pipe из Норвегии мощностью 8 млрд кубометров, чтобы иметь возможность не продлевать контракт с «Газпромом» в 2022 году. Но собеседник “Ъ”, близкий к «Газпрому», считает заявления PGNiG попыткой укрепить позиции перед началом переговоров о продлении контракта. По его мнению, в среднесрочной перспективе СПГ из США будет дороже российского трубопроводного газа. Собеседники “Ъ” в отрасли также считают неочевидной экономику поставок по Baltic Pipe, окончательная стоимость которого официально не называется (оценка — $1,8–2,4 млрд), учитывая предполагаемое снижение добычи в Норвегии.

Собеседники “Ъ” не сомневаются, что контракт с «Газпромом» будет заключен, а поставки из России продолжатся после 2022 года, но, возможно, в меньших объемах.

Заместитель главы ФНЭБ Алексей Гривач отмечает, что, хотя текущие спотовые цены на СПГ с поставкой в Европу действительно низкие, такая ситуация ведет к значительным убыткам поставщиков и не может сохраняться долгое время. Он также подчеркивает, что цены в долгосрочных контрактах на СПГ, которые собирается заключать Польша, могут существенно отличаться от спотовых — в них будут учитываться все затраты и прибыль поставщика. Алексей Гривач согласен с мнением, что Польша рассчитывает с помощью покупок СПГ усилить свою позицию в переговорах с «Газпромом» о продлении контракта.

Ольга Мордюшенко

 

Источник ➝

Естественная убыль – минус 316 тыс. человек

Этот важнейший показатель демографической статистики 2019 года обнародовал Росстат. Теперь понятно, почему власти так озаботились демографией. Уже четыре года подряд в России фиксируется естественная убыль населения, то есть число умерших превышает число родившихся. Динамика естественной убыли населения выглядит по-настоящему пугающей: 2016 год – минус 2 тыс. человек, 2017 год – минус 136 тыс. человек, 2018 год – минус 223 тыс. человек, 2019 год – минус 316 тыс. человек.

Представьте: прошёл год – и исчез город с несколькими сотнями тысяч жителей. Картина, и вправду, весьма нерадостная.

Поэтому неудивительно, что в том же президентском послании Федеральному Собранию текущего года столько внимания было уделено демографическим проблемам и тому, что власти собираются предпринять, чтобы эти проблемы решить. Такая явная озабоченность властей демографическими проблемами становится совсем понятной, если мы посмотрим на динамику численности населения страны за последние 20 лет.

По состоянию на 1 января 2000 года численность населения России составляла 146,9 млн человек, а по состоянию на 1 января 2020 года 146,7 млн человек. Получается, что за 20 лет численность населения не только не увеличилась, но даже снизилась. Да, казалось бы, не на так уж и много, на «какие-то» 200 тыс. человек, но факт есть факт: за двадцатилетний период население России уменьшилось.

Однако это ещё не всё. Дело в том, что численность населения страны сократилась даже несмотря на огромный приток мигрантов за эти годы, даже несмотря на то, что после 2014 года она приросла на 2,3 млн человек только за счёт жителей Крыма. То есть даже с учётом этого, россиян стало меньше. Согласитесь, неприятный факт для властей, подводящих 20-летние итоги деятельности.


Источник: Росстат

С такими итогами (пока промежуточными) властям очень трудно смириться. Трудно это сделать ещё и потому, что совсем недавно они сами уверовали в то, что все демографические проблемы решены. Опять же в президентском послании Федеральному Собранию, но только 2015 года, указывалось на то, что в России три года подряд отмечается естественный прирост населения (такое действительно было в 2013-2015 годах). Более того, в том же документе говорилось, что прогнозы специалистов-демографов о новой демографической яме не сбываются. Причём услышали мы и аргументы в пользу того, почему у нас всё так хорошо: семьи хотят растить детей, верят в их будущее, верят в свою страну, рассчитывают на поддержку государства.

Однако уже с 2016 года, как отмечалось выше, ситуация круто изменилась. Естественный прирост населения сменился естественной убылью, которая стала стремительно нарастать. Встаёт вопрос: почему? Элементарная логика заставляет дать такой неприятный ответ, отталкиваясь от аргументов «за», изложенных выше: семьи не хотят растить детей, не верят в их будущее, не верят в свою страну, не рассчитывают на поддержку государства.

Понимаю, такой ответ может и не понравиться, но он просто логически следует из доводов, которыми обосновывалась хорошая тенденция в демографии, сменившаяся на прямо противоположную.

Но таких объяснений (может быть, и грубоватых, но зато логически безупречных) мы от властей не слышим. Вновь и вновь нам не устают повторять об объективных причинах, связанных с потерями во время Великой Отечественной войны и в годы после распада СССР. Безусловно, эти события оказали и оказывают негативное влияние на демографическую ситуацию в стране. Но сколько же можно всё только на это списывать?

То есть получается так: когда проблемы – во всём виноваты «демографические ямы», когда численность населения пошла в рост – позор специалистам-демографам, говорящим о каких-то «ямах, и вообще семьи у нас хотят растить детей и верят в свою страну.

Сегодня власти готовы платить огромные деньги, только бы изменить тенденцию. Но тенденция на то и тенденция, они (тенденции) так быстро не меняются, и политика «прикупить больше деток» имеет свои большие ограничения.

Игорь Николаев

экономист

О серьёзном обострении тайной болезни Владимира Путина

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх