В правительстве рассмотрят проект водопровода в Китай за $88 млрд

Депутат Госдумы Алексей Чепа попросил правительство одобрить строительство крупнейшего в мире водопровода. Проект на $88 млрд призван решить проблему нехватки воды в Китае, но, по мнению экспертов, «абсолютно не проработан»

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости


С просьбой рассмотреть проект строительства трансграничного водопровода из Алтайского края в Китай в конце апреля обратился в правительство депутат «Справедливой России» Алексей Чепа. Аппарат правительства 8 мая направил обращение депутата на проработку в ряд министерств и ведомств.

Копия письма, которое замдиректора департамента промышленности и инфраструктуры правительства Любовь Анисимова направила в Минэкономразвития, Минприроды, Минсельхоз, МИД, Росводресурсы и правительство Алтайского края, есть у РБК.

Поводом для обращения стал прошедший 10 апреля в Госдуме круглый стол «Экономическая интеграция России, Казахстана и Китая: перспективы и стратегические проекты», уточнил РБК Чепа. На мероприятии обсуждался проект китайской экспертной организации о повышении эффективности систем использования воды в Китае и на приграничных территориях России и Казахстана. Часть проекта — строительство трансграничного водопровода из Алтайского края в Синцзян-Уйгурский автономный район КНР.

По итогам круглого стола его участники, среди которых были экономисты, парламентарии и представители общественных движений, направили резолюцию в правительство. Они рекомендовали рассмотреть проект на межправительственном уровне с участием Китая и Казахстана и создать межправительственную рабочую группу. «Такие проекты могут быть интереснее, чем торговля нефтью. Его еще должны изучить эксперты, но, надеюсь, проект будет реализован», — полагает Чепа.
В Минсельхозе, уточнил его представитель, получили письмо из аппарата правительства — обращение депутата Чепы «находится на рассмотрении». Письмо с запросом депутата поступило и в правительство Алтайского края. Его представитель сообщил, что краевое министерство природных ресурсов и экологии провело консультации с рядом государственных и природоохранных структур, но их эксперты воздержались от оценок.

Что такое российско-китайский водовод

Проект строительства водопровода, который обсуждали депутаты, предложило китайское Общество обменов и сотрудничества между Россией, Восточной Европой, Центральной Азией и КНР. В ноябре прошлого года глава общества Гэ Чжили даже написал письмо премьеру Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать проект.

Китайцы предлагали российским властям построить магистральный водовод Россия — Казахстан — Западный Китай общей протяженностью 1,2–1,5 тыс. км. По замыслу авторов проекта на первом этапе, до 2026 года, надо будет построить первую очередь магистрального трубопровода мощностью 600–700 млн куб. м в год и сети распределительных трубопроводов. На втором этапе, до 2040 года, предлагается построить вторую очередь водовода, что увеличит его мощность до 1,8–2,4 млрд куб. м в год, и реализовать агротехнические и другие проекты, повышающие эффективность водопользования.

Объем инвестиций в весь проект, по оценкам экспертов, может составить до $88 млрд.

Алексей Чепа  (Фото: Анна Исакова / ТАСС)
Зачем Китаю российская вода

Необходимость строительства водопровода китайцы, написавшие письмо Медведеву, объясняли тем, что в КНР ряд регионов испытывают значительный дефицит воды. В подготовленном обществом исследовании о проблеме «водного голода» сказано, на севере Китая дефицит пресной воды составляет порядка 70 млрд куб. м. Особенно острая ситуация в Синцзян-Уйгурском автономном районе — там не хватает не менее 12–15 млрд куб. м воды в год. Для Казахстана дефицит воды — пока не такая острая проблема, но там он тоже постепенно растет и к 2040 году может достичь 12 млрд куб. м.

Алтайский край же, напротив, страдает от весенних паводков, из-за которых в регионе образуется избыток воды — 75–100 млн куб. м, говорилось в исследовании. В 2018 году в регионе произошел крупнейший паводок за последние 35 лет: по оценкам бывшего губернатора Алтая Александра Карлина, только первая волна подтоплений нанесла ущерб почти 400 млн руб., а число пострадавших превысило 18 тыс. чел.

Экспорт избыточной воды с Алтая по высокотехнологичному водопроводу модернизирует систему водоснабжения региона, снизит ущерб от паводков, а также обеспечит доступ к современным агротехнологиям, пришли к выводу участники круглого стола в Госдуме. В проект будет вовлечено большое количество российских компаний — проектные институты, металлургические и трубные производства, компании, занимающиеся строительством трубопроводов и т.д. — «с соответствующим мультипликативным эффектом для экономики страны», указано в резолюции по итогам апрельского мероприятия.

Что думают эксперты

Эксперты отнеслись к предложенному проекту скептически, утверждает присутствовавший на круглом столе в Госдуме руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. По его мнению, «проект абсолютно не проработан».

Проблема нехватки воды в Китае, считает Маслов, относительна: на юге страны водная проблема решается достаточно успешно, поэтому перебросить воду с юга Китая будет ближе и дешевле, чем прокладывать трубопровод из России через Казахстан. Для проекта такого масштаба нужна серьезная экологическая экспертиза, кроме того, требуются очень большие средства для охраны трубопровода, что тоже закладывается в цену, отмечает эксперт. «Себестоимость такой воды в Китае будет по цене бутылки коньяка. При этом в проекте больше всего говорилось о том, какие нужны трубы, — очевидно, что есть лоббистские интересы какой-то компании», — резюмирует Маслов.

Реалистичность проекта вызывает сомнения и у научного руководителя казахстанского института «Технологический холдинг» Серика Буркитбаева. «Вы представляете, о каком масштабе проекта идет речь? Мощность почти 1 млрд куб. м на первом этапе — ни один трубопровод в мире сейчас столько не перекачивает!» — обращает внимание эксперт. Сейчас самый мощный и самый длинный в мире магистральный водовод — Астрахань — Мангышлак, который подает воду на нефтяные месторождения Западного Казахстана, напоминает Буркитбаев. Его протяженность составляет 1041 км, а мощность в десятки раз меньше — около 27 млн куб. м в год. «Даже принимая во внимание масштабы китайских проектов типа «Три ущелья» (самая большая в мире плотинная гидроэлектростанция. — РБК), предлагаемый проект — явная авантюра», — полагает Буркитбаев.

Альтернативный вариант

Казахстанский институт «Технологический холдинг» предлагал альтернативное решение проблемы дефицита воды в Центральной Азии, и тот проект даже попал в повестку одного из заседаний Межправкомиссии по сотрудничеству между Россией и Казахстаном.

В рамках межгосударственного водно-энергетического консорциума «Иртыш» было предложено перебрасывать часть избыточных вод алтайских рек Катунь и Тихая на казахстанский участок бассейна реки Иртыш. Пока ни в Минприроды, ни в Росводресурсы документация проекта для дальнейшей проработки не поступала, уточнили в российском министерстве.


Источник ➝

Испугавшись дикого роста цен на продукты, сенаторы предложили распечатать Росрезерв

В Совфеде предлагают бороться с подорожанием продуктов путем товарных интервенций

Совет Федерации предложил использовать продовольственные запасы Росрезерва в случае, если подорожание продуктов за 30 дней достигнет 20%. Резкий взлет стоимости продуктов уже давно перестал быть для россиян абстрактной угрозой: совсем недавно мы наблюдали резкое подорожание гречки, чеснока, лимонов и имбиря, остальное дорожает на глазах Тем не менее, инициатива сенаторов ошарашила экспертов рынка: по их мнению, нивелировать ценовую аномалию путем разбазаривания стратегически важных запасов — нецелесообразно.

«Использовать возможности Росрезерва для помощи регионам в обеспечении продовольственной безопасности, предусмотрев возможность использования механизма товарных интервенций, при условии, если рост розничных продовольственных цен на внутреннем рынке одного или нескольких субъектов РФ за 30 дней достиг 20%», — такой пункт значится в перечне антикризисных мероприятий Совфеда по совершенствованию российского законодательства в связи с пандемией. По сути дела, сенаторы призывают к продовольственным интервенциям в случае аномального роста цен на те или иные продукты.

Поясним, что Росрезерв — это склады специального хранения и определенная номенклатура товара, который туда закупают. Это могут быть продукты стратегического назначения, которые долго не портятся - например, крупа, мука, макаронные изделия, сухое молока, консервы. В случае возникновения серьезного дефицита имеющийся продовольственный арсенал позволит обеспечить население едой. Понятно, что лимоны и имбирь, цены на которые в апреле взлетели в несколько раз, не входят в этот перечень. Но Росрезерв — не только про продовольствие. В него также входят металлы, горюче-смазочные материалы и другие вещи, необходимые в быту в случае чрезвычайной ситуации. Это огромный институт, оставшийся со времен Советского Союза. Госзапасы используют, например, в случае наводнений.

В верхней палате решили, что время распечатать эту «кубышку» уже пришло. Определенные основания для этого у парламентариев есть. Только за последние два- три месяца мы наблюдали аномальный взлет цен на гречку, чеснок, имбирь, репчатый лук…

Тем не менее, опрошенные «МК» эксперты убеждены в том, что регулировать цены, распродавая продукты Росрезерва — нецелесообразно. Практика показала, что и на складах, и в магазинах полно продуктов, и дефицит их может быть вызван разве что искусственно. Лезть в госзапасы позволительно только в случае реальной угрозы дефицита, а не для сдерживания цен, утверждают собеседники "МК".

«Если говорить о стоимости, то тут надо оценить объем предложения того или иного продукта на рынке и выяснить природу дефицита: спекулятивного он происхождения или нет», — считает гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. По ее словам, недавний рост цен на гречку и имбирь — это чистая спекуляция розницы. «Никакого дефицита не было и подорожание, зафиксированное потребителями, было искусственным: на прилавках оставалось много гречки за 70 рублей, потому что дешевую крупу за 20 быстро раскупали, а новую партию не успевали ставить на полки», - утверждает эксперт.

В самом начале коронавирусного кризиса, в период ажиотажного спроса на ряд продуктов, в Совфеде заявили, что дефицит еды нам не грозит. У России, одной из немногих стран в мире, есть государственный запас продуктов длительного хранения, но пока нет необходимости его использовать, рассказывает первый зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский. «С продовольствием сейчас все в порядке. На примере репчатого лука скажу, что у нас есть очень хорошие поставщики — Таджикистан и Узбекистан. Они произвели товара с избытком и его можно закупить. Таджикистан уже вышел с просьбой об увеличении поставок лука», — отметил он.

Между тем, у государства есть эффективные инструменты регулирования цен на знаковые товары: хлеб, крупы, мясные продукты. Например, когда стала подниматься стоимость зерна и, как следствие, муки и хлебобулочных изделий, Минсельхоз произвел сделал интервенцию 1,5 млн тонн, а также ввел ограничения на экспорт зерна. В результате цены стабилизировались. Также если в течение месяца стоимость социально значимых товаров повышается на 30% и более, власти могут ввести ограничения и взять регулирование на себя. Это закреплено законом. «Да, у нас есть такой инструмент как Росрезерв, и его можно задействовать. Но сейчас до этого далеко», — подытожил сенатор.

Если из Росрезерва продавать крупу дешевле, чем она стоит на рынке, люди будут покупать только её, считает главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Василий Узун. «Произойдет простая вещь — мы израсходуем стратегические запасы, и когда еда действительно понадобится, помочь народу уже будет нечем», — предостерегает он.

По мнению эксперта, если власти хотят помочь бедным гражданам, у которых не хватает денег на продукты, нужно искать другие способы, например, вводить продовольственные карточки.

В Госдуме спрогнозировали постоянный рост цен на бензин в России

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Накануне правительство установило запрет на ввоз топлива в РФ из-за границы до 1 октября.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству Вячеслав Лысаков в интервью радиостанции «Говорит Москва» заявил, что это негативно повлияет на цены на бензин, однако они продолжали бы расти в любом случае.

«Цены на бензин и солярку в России уже многие годы не привязаны ни к каким объективно действующим рыночным законам. Вот в чём их особенность. Если во всём мире цена топлива на внутреннем рынке для потребителей зависит от цен на углеводородное сырьё на внешнем рынке, то у нас этот механизм, этот универсальный рыночный закон не работает.

Можно не волноваться, что бы ни происходило у нас с точки зрения каких-то распоряжений правительства РФ, стоимость топлива для российского потребителя будет только расти. Разница лишь в том, что этот рост будет либо медленнее, либо быстрее».

При этом зампред комитета ГД по транспорту и строительству Александр Старовойтов сообщил «Говорит Москва», что правительству следует принимать сбалансированные шаги в топливной отрасли и заботиться в первую очередь об автомобилистах.

«Хотелось бы надеяться на то, что правительство РФ делает взвешенные шаги, что касается топлива, и совершенно очевидно, что мы должны сейчас запретить [для внешних поставок — прим. ГМ] свой рынок нефтяных продуктов, поскольку цены сырьё были крайне низкими и в связи с тем, что из-за введённых ограничений потребление топлива сильно уменьшилось. Я надеюсь, что все шаги, которые предпринимает правительство, будут именно сбалансированными, а не просто задекларированными. В противном случае, конечно, я считаю, что такая мера будет совершенно неоправданной. В первую очередь, надо беспокоиться о потребителях».

Ранее трейдеры спрогнозировали отрицательные цены на газ в Европе. Председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный рассказал в комментарии радиостанции «Говорит Москва», что такого развития событий можно избежать, хотя газовым корпорациям всё же стоит ожидать снижения выручки.

Картина дня

))}
Loading...
наверх