ХОЛЛИВИЗОР

37 107 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir Osheschko
    Американцы оказались в этом плане хитрее: две партии ротируют друг друга на радость народу и все довольны. А мы, как ...Зачистка Сибири и...
  • Амфибрахий Дактилев
    А что будет делать народ с властью, когда возьмёт её в свои руки? Постарается отдать тем, кто сумеет этой властью рас...Зачистка Сибири и...
  • Олег Самойлов
    Нахрена во дворы многоэтажек заходить? Во дворы в деревне заглянуть не пробовал никто? В те, что вымирают со страшной...Улучшилась ли, и ...

Не осознают себя и не понимают мира вокруг

Я вообще не являюсь этическим автократом. У меня есть жесткая этическая концепция (личность важнее общества, любовь важнее убеждений, все равны перед законом, сотрудничество а не соперничество, нет обязанностей без прав, собственность священна, моя свобода заканчивается там, где начинаются права другого, маленькое государство и большие люди, меритократия – высшая форма справедливости, все хорошо, что хорошо всем участвующим, вот это вот всё). Но я понимаю, что эта концепция – всего лишь одна из множества возможных, и нет настоящего объективного критерия сравнения этических концепций (какая лучше). В сущности и необъективных то критериев не так уж много, вернее всего два: первый – «что мне более привычно», часто замаскированный под «так велит наш бог», «так научили меня родители» и пр.; второй – «что более способствует сохранению и развитию нашего вида – Home sapience». Второй критерий — это силлогическая инверсия идеи эволюции на основе борьбы за существование и естественного отбора: в природе у видов нет цели сохраняться и развиваться – они просто живут, такие, как им случилось родиться; естественный отбор работает как внешний фактор, не спрашивая желаний видов.

Я, с одной стороны, яростный сторонник своей этики и готов за неё «идти на битву».

С другой стороны, я совершенно не считаю сторонников других форм этики дебилами, которые не понимают истины. Истины нет, есть вкусовщина, пусть и чрезвычайно важная.

Я, например, считаю государство как понятие архаикой и надеюсь на скорое отмирание такого понятия; я полагаю нацию понятием культурным, а не политическим. Но я легко найду общую почву с умеренным государственником и здоровым националистом – в конце концов, почему нет, если это не выливается в агрессию и ненависть?

Я полагаю что институт брака в значительной степени устарел и требует пересмотра, в частности вообще не понимаю, почему «в браке» не может быть более двух людей или люди одного пола (сам я всегда любил женщин, давно и уверенно женат, совершенно не вижу нужды в ком-то кроме моей жены – но все люди разные, почему кто-то должен за них решать?). Однако я не буду ругаться со сторонниками сохранения брака в старой форме: если для них это так важно, давайте просто найдем другой термин для новых форм отношений, приравняв их к браку во всем, что касается ответственности, собственности и пр.

С носителями некоторых форм этики я сотрудничать не готов. Не потому, что моя лучше, а потому что я категорически не хочу жить в мире, управляемом их этикой. Для меня не приемлема этика любого социального превосходства (расового, национального, классового, полового и пр); не приемлема этика, принимающая насилие шире, чем только лишь способ защиты от еще большего насилия. Я готов принять их наличие, обсуждать, убеждать, возможно – бороться. Всерьез.

Но есть один тип людей, которых я не могу ни принимать всерьез, ни воспринимать без (mea culpa) некоторого презрения. Это люди, которые не осознают себя и не понимают мира вокруг. Ими движут как правило не их этические принципы и даже не их осознанные желания. Они движимы страхами (в частности – быть не как все, противопоставить себя большинству, быть наказанными, не понравиться) и стремлением к так называемому free ride – получать без усилий. Но без усилий невозможно даже сформировать свою точку зрения – и потому эти люди довольствуются самыми дешевыми пропагандистскими поделками взамен собственного взгляда на жизнь: удобно, не надо самим думать, да и большинство вроде бы с тобой.

По какому поводу я это пишу? Да просто меня разозлило некоторое количество комментариев к моим последним текстам. Ну вот, например, цитирую комментарий: «Меня радует, что ваши сторонники — прозападные либералы, смотрящие в рот Вашингтону, составляют ничтожный процент населения России и слава богу не определяют ее политику. А значит наш поезд поедет без либеральной плесени и туда, куда мы сами определим без руководящих указаний Запада….»

Ах, какой высокий штиль! Какие благородные устремления – ехать туда, куда сами определим! Вот только одна проблема: всё – вранье, от первого и до последнего слова. Мне прямо очень интересно разобрать его на запчасти.

Во-первых, уважаемый, ничего вас не радует. Если бы радовало, вы бы не искали в Фейсбуке мои заметки и не комментировали их так усердно. Меня вот например радует, что копрофилы составляют ничтожный процент населения России: соответственно я не слежу за их публикациями, не ищу их форумы, не комментирую их тексты – у меня есть чем заняться. Вы же – обеспокоены.

Во-вторых, «прозападные либералы» это набор звуков. Либерализм как система взглядов не имеет географии, не бывает западного и восточного либерализма. «Прозападными» могут быть и либералы, и консерваторы, и демократы, и кто угодно еще – даже автократы и диктаторы; равно как кто угодно может быть не «прозападным». Фраза «прозападный либерал» как раз и служит маскировкой, способом отвлечения внимания от мысли – «а кто тут на самом деле прозападный, а кто – за свою страну болеет?» А вдруг именно диктатор – прозападный?

Тут конечно есть и вранье следующего уровня – «прозападный» предполагает наличие некоего «запада» как единого целого. А его разумеется не существует ни политически, ни идеологически. Но автор уточняет свою мысль – «смотрящие в рот Вашингтону», так что не будем засчитывать это вранье автору.

В-третьих, «смотрящие в рот Вашингтону» это конечно дикое вранье. Что мы можем увидеть «во рту Вашингтона»? Имперские амбиции; жесткую президентскую республику, попытку воспроизвести систему Древнего Рима; страну, где религиозность прописана даже на банкнотах; стремление к мировому господству, готовность вмешиваться в жизнь государств на другом краю света, посылать войска, ракеты и дроны и убивать ради достижения своих целей под прикрытием «идеалов демократии»; высокий уровень преступности и высокую социальную конфликтность; высокое расслоение общества; крайнюю форму популизма в политике, борьбу двух партий, без четких различий в программах, за власть самыми нечистыми методами; быстрое увеличение роли государства; и так далее. Это похоже на то, чего хотят «либералы» в России? Что, правда? Или это похоже на то, к чему стремится власть в России? Кто из нас смотрит кому в рот?

К вопросу о «ничтожном проценте». Вторжение в Украину не одобряли, если я правильно помню, 14% опрошенных – и это минимальная цифра, из серии долей населения, выражающих либеральные взгляды и оппонирующих власти по тому или иному вопросу. Это по стране – около 20 млн человек. Когда вы вспоминаете потери в ВОВ, вы говорите про 20 млн человек – «чудовищные потери, коснувшиеся каждой семьи». С чем бы это еще сравнить? Ну например в США афроамериканцев всего 13%. Это ничтожный процент? Ничего себе этот ничтожный процент в США делает!

В реальности же в целом разделяют либеральные взгляды и оппонируют существующей власти от 20 до 40% населения, от 20 до 40% являются пассивными и примерно столько же поддерживает политику власти и имеют взгляды, отличающиеся от либеральных – таковы синтетические выводы из множества независимых опросов и исследований. «Либералов» примерно столько же, сколько «охранителей», но поскольку «охранительство» дает преимущества (любовь к власти часто связана с любовью власти, желанием быть лояльным, страхом отличаться и пр.), то такой паритет говорит в пользу большей популярности либеральных идей.

И насчет «не определяют ее политику» есть множество вопросов. Да, в базовых вопросах политика России не определяется либеральными ценностями и страна далека от либеральных идеалов. Однако до последнего времени усилия либералов и либеральный настрой общества зачастую позволяли стране удерживаться от сползания в архаику. Все-таки у нас все еще светское образование; нет смертной казни (в отличие от США); ЕСПЧ еще имеет на нас влияние; границы открыты; нет официальной идеологии и запрета на другие; свобода слова реальна (вот я пишу этот пост, не опасаясь преследований).

«Ваш поезд» пока еще едет с либеральной плесенью в количестве от 30 до 60 млн человек, как я показал выше. Чтобы его очистить от неё потребуются репрессии, от которых Сталин расплакался бы как ребенок (всё же усатый урод уничтожил несколько миллионов, а не десятков миллионов). Так что придется вам кататься на одном поезде с либералами, привыкайте; если же мечта ваша исполнится, то скорее всего кататься вам вообще не придется – богиня репрессий всегда слепа и лупит направо и налево, в первую очередь – по активным (а вы в ФБ пишете).

А вот куда ваш поезд едет – это самый большой и замечательный вопрос. Во-первых, точно не туда, куда вы определяете. Вы давно уже ничего не определяете (если когда-то и определяли). Единственный способ в государстве типа России определять – это выбирать во власть тех, кто будет определять то, что вы хотите. Но выборы в России практически безальтернативны, а результаты, судя по анализам, заслуживающим доверия, фальсифицируются. Так что оставьте иллюзии – машинист вас не спрашивает. Да и вряд ли вы стали бы определять то, что наопределяла наша власть в последние 20 лет. Почему? Читайте дальше.

Вы верите в то, что ваш поезд идет без «руководящих указаний Запада»? То есть, оперируя вашими терминами, вы верите что есть некий «Запад» (видимо – развитые страны?), который хотел бы России указывать, куда идти, да вот Россия его не слушается? Вы думаете Запад хотел бы принизить Россию, отбросить ее назад? Видимо Запад хотел бы чтобы Россия была слабой, неконкурентоспособной, отдавала ему все лучшее – от полезных ископаемых до людей, зависела от него, и при этом еще и была нелюбима в мире – чтобы ее боялись, с ней не хотели сотрудничать? Я вынужден вас разочаровать – именно это сейчас и происходит. По указке Запада или нет – вам судить.

20 лет наш Моисей водит нас по пустыне – кругом кроме нефтяных вышек так ничего и не появилось, если не считать плохого пассажирского самолета и нескольких сортов сыра по лицензионной технологии. Мы целиком и полностью зависим от Египта, простите, от «Запада» — несмотря на то, что государственный бюджет у нас не слишком богатый (нам вечно не хватает на пенсии, социалку, медицину, дороги, газификацию и пр.), 35% его – доходы от добычи и экспорта углеводородов, в основном – на тот самый Запад. Мог бы Запад не покупать у нас углеводороды? Вполне – ту же Европу Саудовская Аравия обеспечит нефтью, а Катар газом. Могли бы мы не продавать Европе? Нет – некуда нам было бы продавать, а без этих продаж конец нашему бюджету. Под чью диктовку мы остаемся такими зависимыми от Запада?

Мало того. Мы много чего покупаем у Запада. Импорт из Европы в 5 раз больше импорта из Китая; причем из Китая мы в основном возим одежду, а из Европы – критически важное оборудование. Мы – покладистый и лояльный клиент европейских технологических гигантов, монстров химической промышленности, концернов, создающих присадки, катализаторы, удобрения, холдингов, разводящих мальков, создающих посевной фонд, конгломератов, производящих лекарства и медицинскую технику.

Мы сегодня мало что производим (в основном – первый передел углеводородов, металлы, зерно, простейшие изделия из металлов и пластика, и то – катастрофически мало). Мы катастрофически зависимы даже в этих простых процессах. Наша власть обещала нам технологический прорыв – но вместо собственного конкурентоспособного компьютера мы получили тайком закупленные у китайцев планшеты; вместо своего телефона – китайский под нашим брендом, который не продержался в продаже и пары лет.

Наша космическая отрасль умирает – как будто специально убиваемая руководством. Наша оборонная промышленность не способна создать что-либо кроме модификаций изделий 80х годов (где Арматы? Где Су-57? Где С-500?) и даже на них мы ставим «западные» приборы. Мы точно сможем воевать против F-35, современных крылатых ракет, систем спутникового управления ведением боевых действий? Вы уверены, что дела в наших ракетно-ядерных войсках лучше, чем в Роскосмосе или других госвотчинах? Вы уверены, что наши ядерные ракеты вообще взлетят если что?

Мы так и не развили свою систему геопозиционирования – в случае конфликта нас просто отключат. Да что говорить – сходите в больницу, из тех, где стены не текут и не бегают тараканы (понимаю, их непросто найти, но – найдите) и попробуйте отыскать наше оборудование, приборы или даже расходные материалы.

Отлично. Но может быть у нас свой путь в чем-то другом? Вот, например кадровая политика. Из России на запад уезжают квалифицированные кадры. Десятки тысяч в год. Кто-то создает Гугл (а кто-то – Телеграм); кто-то открывает бизнесы, от риелтерских компаний до заводов по производству сложного оборудования; кто-то делает великие научные открытия – вплоть до разработки графена; кто-то работает программистом. В России чудовищная нехватка квалифицированных специалистов. Как вы думаете, почему власть в России повышает подоходный налог как раз на зарплаты квалифицированного персонала и тут же снижает почти до нуля налог на доходы на выведенный из страны капитал? «Выведенный куда?» —спросите вы. И я отвечу – на Запад разумеется.

А в чем же тогда мы «независимы от Запада»? Ах да, однополые браки. Мы не допустим однополых браков в России. Ну что ж, великая победа. Мы не допустим, чтобы в России жили Чайковский, Дягилев, Нуреев, Штаркман, Горовиц (а возможно – Гоголь и Цветаева). В современном мире они точно уехали бы (и многие из перечисленных и уехали). Куда уехали? На Запад. Кому лучше от запрета однополых браков в России? Кажется опять не нам, а Западу…

Что скажете, @Борис Деменев?

Андрей Мовчан

финансист, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan's Group

Не осознают себя и не понимают мира вокруг

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх