ХОЛЛИВИЗОР

37 050 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir Kharchenko
    У Навального фамилия - малоросская, т. е. его предки получили "прозвище" Навальный в Малороссии. Возможно, в Запорожс...Дмитрий Быков: Им...
  • Яков1 Блюмкин
    Так все просто, как грабли! Пересажай, перестреляй всех, кто выражает недовольствао вождем, его политикой и останутся...Андрей Кураев: «В...
  • Евгений Евстифеев
    Ума это у тебя нет ,потому что для воровства ,грабежа ,обмана ,вранья,защищать себе подобных ума не надо ))))).Это к...Возмущенные нищен...

Алексашенко: В плане Мишустина нет ни слова о восстановлении доходов населения


Фото в статье: Global Look Press, скриншот YoutubeФото в статье: Global Look Press, скриншот Youtube

На днях премьер Михаил Мишустин представил президенту план восстановления экономики после пандемии. Это объемный документ: 3 этапа, 30 приоритетных направлений, 500 мероприятий… Выполнение этого плана, по словам премьера, позволит «не только переломить ситуацию», но и «приступить к проведению долгосрочных структурных изменений в экономике».

Сможет ли этот план изменить нашу жизнь, Sobesednik.ru попросил оценить известного экономиста Сергея Алексашенко.

Алексашенко: В плане Мишустина нет ни слова о восстановлении доходов населенияСергей Алексашенко

Про людей

– Одним из главных достоинств плана называют его социальную направленность, заботу о росте доходов населения. В пунктах, где перечисляются меры по стимулированию этого роста, главным образом, одни пособия и прямые выплаты. Это сработает?

– Конечно, формально вы повышаете уровень доходов граждан, когда платите населению деньги из бюджета. В принципе это одна из форм повышения реальных доходов. Понятно ведь: если каждому пенсионеру добавить 1 тысячу руб в месяц, то в целом доходы россиян вырастут.

Это интересно
Не оставил ни копейки: вдова Кокшенова рассказала о наследстве
Куда утекают деньги "Норникеля"
Мстительный Мясников и катетер Кадырова: топ интернет-событий последних дней

Но это абсолютно никак не связано с экономическим ростом.

Ведь для того, чтобы платить новые пособия, правительство должно будет или повышать налоги (чтобы собирать больше денег), или снижать свои другие расходы. Хорошо, если оно будет снижать расходы на бюрократический аппарат, на силовиков и на оборону. Но наши власти так не поступают,  они предпочитают  снижать расходы на здравоохранение, образование, трансферты регионам… А если будут снижаться такие расходы, то, с точки зрения национальных интересов, получится, что называется, «шило на мыло».

– Для прямых выплат людям собираются создать социальное казначейство. Еще один орган, на который уйдет много бюджетных денег?

– Нет, вряд ли это будет новая структура. Скорей всего просто центр по сбору информации. Сегодня пособия платятся Минфином, Минсоцзащиты, Минтруда, и Минздравом, у каждого из которых имеется свой массив данных. Мне представляется, что всех, кто получает пособия, просто объединят в одну базу, и эту базу данных назовут социальное казначейство.

Мне кажется, что власти еще сами не знают, что они собираются сделать. Просто придумали красивый термин – социальное казначейство. Ведь было же высказано много упреков в адрес правительства, что нет инструментов доведения денег до нуждающихся, что оно этих нуждающихся, вообще-то говоря, не знает. Думаю, в ответ на эту критику и пришла идея: а давайте создадим что-то такое…

– Не совсем понятно и про безработных. Есть цель – уменьшить их количество до 5,7%. А за счет чего, какие новые рабочие места будут создаваться, подо что и так далее – ни слова. Есть только пункты про пособия безработным…

– Понятно, что если экономика будет восстанавливаться, начнут запускаться предприятия, то ставшие безработными люди снова выйдут на работу. И безработица уменьшится естественным образом. Но сказать, что правительство придумало что-то специальное для этого, не могу.

Ясно же: если экономика будет расти, будут возникать новые рабочие места. Но если она будет снижаться, они будут исчезать. Аксиома так же и другое: по мере того, как будут сниматься коронавирусные ограничения, экономика просто обречена на то, чтобы расти. Это примерно так же верно, как утверждение, что после зимы наступает весна, а после весны – лето.

Про бизнес

– Премьер Мишустин говорил, что в этом плане заложены рычаги для структурного изменения нашей экономики. Вы их увидели?

– Нет. Тем более, что за 1,5 года структуру российской экономики не только нельзя изменить, но даже основы для этого создать невозможно. Это смешно.

– То есть, на ваш взгляд, это не рабочий план, а сплошная декларация?

– Я прочитал его. И, честно говоря, не увидел, каким образом правительство собирается сделать так, чтобы ускорить экономический рост.

Вообще-то, по большому счету, экономика восстановится сама по себе. У меня нет никаких сомнений в том, что это могло бы случится даже быстрее, если правительство не будет намечать никаких планов и не будет своими бюрократическими руками ничего трогать. Но если уж оно взялось обеспечить восстановление экономики, может сделать это двумя путями.

Первый – снизить налоговое давление. Так, на днях в Германии приняли решение, что на 2021-й год снизят ставку НДС с 19 до 16%. То есть население и бизнес получат небольшое послабление, у экономики появятся дополнительные деньги для того, чтобы вкладывать их либо в потребление, либо в инвестиции.

Ничего такого в российском плане я не увидел. Самая серьезная мера в нем –  снижение ставки социальных взносов с 30 до 15% и отмена в 2021-м фиксированного взноса для ИП. Но это было объявлено раньше, а ничего нового там не появилось. Соответственно, ни о каком налоговом стимулировании речи не идет. А значит, правительство не собирается поддерживать частную, не зависящую от него экономику.

– Там много сказано про увеличение госзаказа и приобретение продукции исключительно у отечественных производителей…

– Да, это как раз вторая мера, которая могла бы поддержать экономику. Но это в том случае, если власти начнут увеличивать объемы госзаказов, закупая продукцию не у всевозможных госкорпораций и госконцернов, а у частного бизнеса.

Здесь, честно говоря, у меня нет четкого понимания – что бы такое наше правительство могло сделать… Наверное, если подумать, можно было бы, скажем, дать деньги местным органам власти (регионам, муниципалитетам) и сказать: «Ремонтируйте школы, мосты, свои районные больницы. Только импорт не закупайте!» И тогда местные рабочие силы, используя местные стройматериалы, могли бы поддержать экономический рост.

Но этого я тоже в программе не увидел – никаких таких обещаний правительства поддержать экономику увеличившимся спросом со своей стороны...

– Более серьезная поддержка обещана пострадавшим отраслям. Там и деньги, и снижение НДС (до 7% для гостиниц)…

– Да, правительство открытым текстом пишет, что есть наиболее пострадавшие отрасли, восстановление которых будет наиболее сложным (туризм, гостиницы, авиаперевозки и т.д.). Но и про них я тоже, увы, ничего конкретного не увидел.

За исключением, пожалуй, что 24 млрд руб компенсации будет выделено российским авиакомпаниям – по 359 рублей за каждого пассажира. Ну это вообще смешные деньги. И понятно, что их никому не хватит, чтобы выжить.

Алексашенко: В плане Мишустина нет ни слова о восстановлении доходов населения

Но если у Аэрофлота как у самой крупной компании еще есть какие-то надежды на банковские заимствования (и, может быть, на облигации), то маленькие авиакомпании окажутся в крайне тяжелом положении. Я уж не говорю о турбизнесе, о гостиницах… Короче говоря, что с ними будет происходить, никто не знает.

При этом правительство собирается тратить десятки и сотни миллиардов рублей на закупку продукции госкорпораций. Вот самый яркий пример, связанный с авиацией – выделяется почти 140 млрд руб. на закупку Суперджетов у авиакорпорации, которая входит в «Ростех».

Во-первых, эта мера никакого отношения к восстановительному росту не имеет. Понятно, что эти самолеты точно совершенно нельзя произвести за один год и уж тем более за один месяц – это длительный производственный цикл, и планы их производства были сверстаны давно. Но и качество самолетов неважное, никто не рвался их покупать до эпидемии, а уж сегодня – тем более они никому не нужны. То есть правительство собирается нашими деньгами (практически по тысяче рублей с каждого россиянина) обеспечить покупку самолетов, которые на рынке продать никому невозможно. Очевидно, что речь идет о том, чтобы выдать 140 млрд. Ростеху, а через него авиационной корпорации. Но смысла в таких расходах мало.

Про цифры

– Предполагается, что на подъем экономики выделят 5 трлн рублей. Это нормальная сумма для такой цели?

– Когда премьер-министр Мишустин говорил, что в этом плане чуть ли не 5 триллионов запрятано расходов, надо понимать, что основная их масса – это всевозможные инвестиционные проекты, которые уже были включены в бюджет, в национальные проекты… Когда смотришь на таблицы, обнаруживаешь: какие-то из этих программ были начаты в 2019-м, другие в 2017-м… Я нашел проекты, начатые даже в 2012-м и в 2013-м годах.

Значит, все эти проекты совершенно точно придуманы не только что. То есть этих 5 трлн как новых расходов попросту нет. Потому что я категорически отказываюсь включать в эту сумму инвестпроекты, которые начаты 3 года назад: если вы уже начали проект, если он уже в бюджете, если на него деньги выделены, то какое отношение он имеет к выходу экономики из нынешнего кризиса? Да никакого. А других крупных расходов там не видно.

– Но при этом расписано: часть суммы возьмут из ФНБ (Фонда национального благосостояния), 1 трлн – из неиспользованных в бюджете в прошлом году, остальное – инвестиции...

– Минфин говорит: получение денег из ФНБ на текущие расходы бюджета должно определяться бюджетным правилом. Я согласен, что наличие правила в расходовании бюджетных средств всегда лучше его отсутствия. 

Алексашенко: В плане Мишустина нет ни слова о восстановлении доходов населения

Самая плохая ситуация в отношении средств ФНБ была в 2012-2013 гг.,  когда действовала норма закона, позволяющая президенту личным решением потратить любые деньги из ФНБ. 

Когда вы говорите обо всех этих триллионах, то речь идет о том, за счет чего Минфин будет финансировать дефицит бюджета, который может составить 5-6% ВВП в этом году. Это вообще никакого отношения к антикризисной программе не имеет, поскольку не предусматривает наращивания бюджетных расходов. Потому что если у Минфина провал в доходах федерального и региональных бюджетов составляет 6 трлн руб., и еще на 1 трлн они запланировали дополнительных расходов, то Минфин должен эти 7 трлн найти. И ведомство говорит: я их возьму здесь, здесь и здесь. Все хорошо, но при этом общая сумма бюджетных расходов реально увеличивается – по отношению к плану – всего на 1 трлн (это 1% российского ВВП). И значит, никаких 5 трлн дополнительных денег нет. Выглядит, словно просто игра в цифры.

– Есть ли хоть что-то положительное в плане?

– Есть, конечно. К примеру, пункты, связанные со снижением бюрократической нагрузки на бизнес (обещают не проводить дополнительных проверок, отменить часть существующих и облегчить механизм оставшихся). Обещают, что построят систему социального казначейства, которая будет выделять деньги только наиболее нуждающимся, а не всем подряд. Обещают принять закон, который легализует работу вне офиса даже для бюджетников и госслужащих.

Но сказать, что от этого экономика начнет расти быстрее, не могу. Понятно, что от появления социального казначейства эффективность использования бюджетных денег в моменты кризиса, наверное, возрастет, но по большому счету сказать, что после этого экономика ускорится на 0,5 или на 1%, невозможно.

Мне кажется, этот план сделан для галочки, и, собственно говоря, всерьез к нему относиться не нужно.

– Так жестко?

– Да. Хотя бы потому, что там даже концептуально все очень расплывчато. Так, горизонт планирования – конец 2021-го, когда, по версии правительства, экономика начнет расти. Между тем, по прогнозу Минэкономики, на докризисный уровень Россия сможет выйти лишь в начале 2022-го. Получается, что этот план не то что не говорит об ускорении экономики, но он нас не выводит и на докризисный уровень.

– Там есть вехи: в частности, что восстановление экономики должно закончиться к июню 2021-го… Видимо, восстановительный период, это и есть выход на докризисный уровень, нет?

– Это вы так думаете. Каждый может вкладывать в эти слова то, что он подразумевает. Я вот не увидел конкретной фразы, что правительство считает своей целью выйти на докризисный уровень развития экономики, скажем, к концу третьего квартала 2021-го, или другой даты. А такие вещи должны обозначаться четко. Это такое концептуальное замечание…

Между тем, если вы полистаете план и почитаете цели, обнаружите: там ничего не говорится о том, когда Россия должна выйти на докризисный уровень. Ни по уровню ВВП, ни по уровню жизни и реальных доходов населения. То есть ни по одному показателю нет такой цели, чтобы выйти хотя бы на докризисный уровень, не говоря уже о том, чтобы ускоряться после него.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх