Конформизм под 2%

Российские власти пытаются обеспечить лояльность народа, загнав его в долги. И таким образом роют себе очередную яму.

Если лодка пойдет ко дну, каждый второй должник присягнет новому режиму.© Фото пресс-службы Всероссийского движения валютных заемщиков

 

Одной из главных экономических новостей накануне выборов в России стало сообщение о снижении ключевой ставки. Перед электоратом в очередной раз помахали дешевой ипотекой.

В стране сейчас около пяти миллионов ипотечников — чуть больше 6% трудоспособного населения.

Можно округлить до 10%, если учесть, что кредитное бремя обычно несут на себе все работающие члены семей. Но государству этого мало. И не только потому, что надо развивать строительный сектор. Сегодня ипотечники и должники по потребительским кредитам — это опора режима. Не просто бюджетники и пенсионеры, а бюджетники и пенсионеры с большими долгами. И клерки с долгами. И работяги с долгами. И все остальные с долгами.

Государство хочет, чтобы должников было больше, и соблазняет народ дивными обещаниями. Ипотекой под 5% дразнят молодых многодетных родителей. Ипотекой под 2% приманивают тех, кто согласен отчалить на Дальний Восток и не отсвечивать. На государственных телеканалах, обсуждая проблему закредитованности населения, приходят к выводу, что у нас, наоборот, есть проблема недокредитованности: весь мир живет в долг, а мы отстаем.

Тут важно еще не упускать из виду, что для государства имеет значение количество, а не качество. Именно поэтому оно только и делает, что собирает новую паству, совершенно не интересуясь, как там старые прихожане себя чувствуют под кредитным бременем.

Логику властей понять можно — они ставят на конформизм. Им кажется, что народом, задавленным миллионными долгами, легче управлять: людям становится не до политики, не до гражданской активности. В правительстве верят, что подданные станут еще более покладистыми, смирными, а выверты вроде очередного повышения пенсионного возраста будут встречать не вздохами негодования, а напротив — с воодушевлением. Ведь чтобы платить по счетам, многим придется вкалывать до гробовой доски.

Чиновники также убеждены, что закабаленное население приспособится к любым потрясениям на рынке труда: дескать, если у человека есть долг, он согласится на какую угодно работу, даже на самых невыгодных условиях — такой не будет отягощать своими проблемами службы занятости. 

Все выглядит, вроде бы, непротиворечиво. Но в действительности государство роет себе очередную яму. Оно просто не знает, что такое русский должник и какие порой попадаются его разновидности.

Один из самых проблемных — «кредитус-безбашенус». Тип не такой редкий, каким может показаться на первый взгляд. Распространен в основном в провинции. Пример? Пожалуйста. Молодая семья: он — установщик стеклопакетов, она — продавец-кассир в декрете. Живут у ее родителей в тесноте и обиде. К двум годам первого ребенка случается вторая беременность — маячит маткапитал. По телевизору рассказывают, что, те, кто родил второго в 2018-м или в 2019-м, могут рассчитывать на льготную ипотеку.

Молодые родители бегут в банк и покупают большую трехкомнатную квартиру за четыре миллиона рублей. В продаже есть скромные двушки в два раза дешевле, но гулять так гулять! Позже продается родительская квартира. Полмиллиона, которые после дележки достались молодым, планировалось потратить на частичное досрочное погашение кредита. Но ведь в новом жилье нужен ремонт, а в строительных буклетах и каталогах мебельных магазинов так много всего интересного…

Через месяц денег нет. Через полгода установщик стеклопакетов остается без работы. Еще через полгода встает вопрос о выселении и продаже квартиры на торгах. Неудачливые заемщики пытаются уцепиться за соломинку — они ведь вложили маткапитал, детей не могут оставить без единственного жилья. Но оказывается, могут: средства сертификата ушли на уплату процентов по кредиту, вернуть их нельзя.

Таких примеров уже достаточно. А будет еще больше. Кредит под 5% введет в искушение многих. Не все сегодня понимают, что лезть в кабалу, когда в семье только один работающий, когда первоначальный взнос 15%, да и тот не заработан, когда ежемесячный платеж равен половине бюджета семьи — безумие.

Я покупала в этом августе квартиру в Перми. Была удивлена странному ажиотажу на рынке недвижимости. Квадратные метры разлетались, как горячие пирожки. Поинтересовалась у продавца, откуда у народа деньги. Оказалось, что покупают в кредит с минимальным первоначальным взносом.

А знаете, почему торопятся? Боятся, что случится кризис, дефолт, революция! Люди наблюдали за протестами в Москве и Питере, нервничали и… бежали в банки. Логика, конечно, убийственная. Если дефолт, как платить за кредит? А если революция, то кто знает, что вообще будет с банками, собственностью? На революцию, к слову, отдельные индивиды даже возлагали особые надежды: им казалась, что долги спишут, а жилье оставят. Представляете? И этим людям выдавали кредиты. Их обследовать надо, а с ними заключали договоры на миллионы рублей.

Российский заемщик в массе своей еще очень инфантилен. Об этом кричит статистика. Более 43% заемщиков вписываются в кредит с первоначальным взносом менее 20%, и в роли этого взноса часто выступает маткапитал, субсидия или вообще потребительский кредит, выданный в другом банке. Дополнительные потребкредиты висят на половине российских ипотечников. При этом только ежемесячный платеж по ипотеке у большинства равен половине дохода.

Этот портрет никак не противоречит утверждению, что ипотечники — опора режима. Вот только в нынешних экономических условиях им абсолютно безразлично, какой режим подпирать. Им все равно, у какой власти просить помощи из бюджета при персональном финансовом крахе — да хоть у черта лысого. Российский заемщик, конечно, не станет раскачивать лодку и протестовать против несправедливости действующего режима. Но если лодка пойдет ко дну чужими усилиями, каждый второй должник без раздумий присягнет новой власти — лишь бы дали перекредитоваться. Конформизм другим не бывает.

Марина Ярдаева

Источник ➝

Росстат зафиксировал усиление сырьевой зависимости российской экономики

За восемь лет доля добычи выросла, а обрабатывающих производств – снизилась
 
Максим Стулов / Ведомости

За январь промышленность выросла на 1,1% в годовом выражении, сообщил Росстат. Данные оказались почти в два раза ниже результата января 2019 г. (тогда промышленность выросла на 2%) и еще хуже, чем в 2018 г. (рост на 2,7%). 

Сильнее всего за месяц сократилось производство электричества, газа и пара – на 4,7%. Сказалась погода: при том же числе рабочих дней в январе 2020 г. средняя температура была гораздо выше, чем в январе прошлого года.

Немного сократилась добыча полезных ископаемых – на 0,4%, в основном из-за падения добычи угля и других природных ископаемых (на 8,8 и 13% соответственно). Такое снижение показателя связано с истощением некоторых месторождений и ремонтом оборудования на отдельных шахтах, объяснил представитель Росстата.

Рассчитывая данные за январь 2020 г., Росстат перешел на новый базовый год при проведении оценок. Теперь вместо данных за 2010 г. в качестве базы используются данные за 2018 г. Это позволит учесть актуальную отраслевую структуру промышленного производства и повысит качество расчетов, объяснил представитель Росстата. 2018 г. был выбран из-за того, что в 2017 г. были введены новые классификаторы (ОКПД2 и ОКВЭД2), тогда предприятия и статистики учились правильно классифицировать деятельность по новым кодам. При этом при проведении ретроспективного пересчета учитывалась не только другая структура промышленного производства 2018 г., но и корректировки в данных, которые вносились самими предприятиями на протяжении этих лет, уточняет Росстат.

Рассчитав новую отраслевую структуру, Росстат выяснил, что доля добычи полезных ископаемых в структуре промышленного производства выросла. За 2010–2018 гг. – с 34 до 39%. В то же время снизилась доля всех остальных видов производств – сильнее всего обрабатывающих (с 53 до 51%). Вырос нефтегазовый сектор и в структуре обрабатывающих отраслей. За восемь лет увеличилась только доля производства нефтепродуктов – с 17 до 23%, а также незначительно производство лекарств и медицинских материалов (с 1,3 до 1,5%). Зато сократились доли металлургического производства (с 16,5 до 15,8%), машиностроения (с 17,4 до 15,6%), а также производства напитков и табачных изделий (с 4,4 до 2,7%).

Популярное в

))}
Loading...
наверх