ХОЛЛИВИЗОР

37 016 подписчиков

Свежие комментарии

  • Pciha Ivanova5 марта, 18:33
    Был бы у Шендеровича Крым, он бы и его отдал, и Донбасс, и маму родную, только бы к "цивилизованным" людям пустили! Н...Шендерович раскры...
  • Михаил Смирнов5 марта, 17:46
    О как! Ему цифры и факты, оно нам Черчилля. Лихо! По Путински! Уважаю"Путин забывает с...
  • yuston5 марта, 17:32
    Статью написал Николай Васильев. Это кто? Очередной хрен с бугра."Кто еще верит Ла...

Режим Путина дрогнул, но до переворота в умах еще далеко

Других соперников президента, кроме Навального, люди не видят. Однако система пока способна отбиваться.

Режим Путина дрогнул, но до переворота в умах еще далеко

Люди хотят перемен, но пока еще изображают лояльность.© Коллаж ИА «Росбалт»

 

Многие считали, что путинский авторитет рухнул после фильма о дворце в Геленджике, протестных шествий и сопутствующих арестов.

Первые сведения на этот счет только что обнародовал фонд «Общественное мнение». Еженедельно замеряемый им рейтинг главы государства («Вы скорее доверяете или скорее не доверяете Владимиру Путину?») сейчас таков: 53% «скорее доверяющих» против 35% «скорее не доверяющих».

Вообще говоря, это худший для Путина результат за все время изучения ФОМом его индикаторов. Но, с другой стороны, тех, кто сообщил опросной службе о «доверии» вождю, все еще в полтора раза больше дерзнувших сказать обратное.

Не приходится говорить и о крутом одноразовом падении — индекс доверия Путину плавно снижается с конца осени. Два месяца назад расклад был 60% к 30%. Рост неодобрения налицо, но предполагаемой революции в умах вроде бы не случилось.

Как же быть со ста миллионами просмотров обличительного фильма?

Их даже больше на сегодня. Только надо учесть, что эту картину смотрит весь мир и на российские адреса приходится меньше двух третей просмотров.

А с учетом того, что средняя длительность одного просмотра не особенно велика, прикидочное число россиян, полностью ознакомившихся с содержанием, составляет, пожалуй, миллионов тридцать.

Это очень много. Вероятно, каждый второй взрослый или подросток в крупных и средних городах. Но говорить о «ста миллионах зрителей», т. е. буквально обо всех поголовно — значит сбивать себя с толку.

Масштабы народного интереса не только к фильму, но и ко всему, происходящему сейчас вокруг Алексея Навального, ФОМ тоже замерил, хотя его сообщение об этом выглядит не совсем искренним.

В ответ на просьбу самостоятельно вспомнить и назвать «события прошедшей недели, которые вызвали ваш интерес, привлекли ваше внимание», 24% собеседников опросной службы назвали, в формулировке ФОМа, «возвращение Алексея Навального в Россию, его задержание и митинги в поддержку Алексея Навального». То есть люди якобы упоминают что угодно, только не фильм. Думаю, предусмотрительная опросная служба просто обошла этот скользкий сюжет и все сообщения о впечатлениях от фильма провела под графой «Навальный».

Итак, обо всем, связанном с Навальным, самостоятельно сообщил как о чем-то важном каждый четвертый респондент. Это ровно половина из тех, кто сказал что-то конкретное (52% опрошенных не вспомнили или не рискнули назвать ни одного события).

В фомовском рейтинге главных новейших событий, названных россиянами, обобщенный «Навальный» далеко опередил скандальную смену президентов в США (11%), хотя по нашей традиции она должна была заслонить собой все, и даже эпидемию, о которой (а также о начавшейся вакцинации) упомянули в совокупности еще 11% опрошенных. А, скажем, действия Владимира Путина привлекли внимание лишь 1% респондентов.

Повторю, что в первую очередь эти отзывы отображают именно успех фильма о геленджикском дворце, хотя ФОМ не говорит о нем ни слова.

Что же касается репрессий лично против Навального, его помощников, а также участников уличных выступлений, многие из которых не обязательно навальнисты, то рядовой человек им скорее сочувствует, но редко готов сам чем-нибудь рискнуть.

Его недовольство очевидно, однако до критической точки явно не доходит. Картина про «дворец Путина» подрывает представления о сакральности системы и ее главы, но в уличный протест не конвертируется. И это, пожалуй, правильно. В том, что пора сменить порядки, людей убеждают не фильмы, а жизнь.

Да, спрос на разоблачения резко вырос. Это означает, что массы разочарованы в путинской «стабильности», сытость, уют и безопасность которой все менее очевидны. Люди хотят перемен. В душе. А на словах пока изображают лояльность, хотя все реже ее испытывают. Ждут, когда представится удобный случай, чтобы сбросить личины.

А тем временем Навальный закрепляет за собой роль единственного альтернативного лидера. Круг его сторонников явно меньше аудитории фильма, но достаточно широк. Его можно оценить, например, по популярности десятиминутного ролика с записью речи оппозиционера на суде 28 января (за сутки около 6 млн просмотров и первое место на вкладке «в тренде»YouTube).

Насколько сейчас выросли рейтинги Навального, измеряемые традиционными способами, неизвестно. И неочевидно, что наши полстеры их опубликуют, когда замерят.

Но расклад, который был накануне нынешних событий, обнародован. При всей провластности ВЦИОМа, публикуемые им раз в месяц и притом безо всякой рекламы ответы на открытый вопрос о политиках, вызывающих доверие, выглядят правдоподобно. Собеседникам ВЦИОМа не зачитывают готовый список, а просто предлагают самостоятельно вспомнить фамилии.

Итак, месяц назад первым, кого вспомнили, был Путин (26,4%). Затем, с большим отставанием, следовали Сергей Шойгу, Михаил Мишустин, Сергей Лавров, Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов. А за ними — Алексей Навальный (3,4%). Ну а ниже его — целая обойма прочих наших корифеев, включая и экс-премьера Дмитрия Медведева.

При этом у Зюганова и Жириновского число отрицательных отзывов (т.е. количество респондентов, назвавших их в качестве политиков, доверия не заслуживающих) оказалось гораздо большим, чем положительных. А Навальный с антирейтингом 3,1% оказался деятелем, который воспринимается рядовыми людьми чаще положительно, чем отрицательно.

То есть Жириновский, Зюганов и, тем более, непопулярный по всем пунктам Сергей Миронов, которых держат на службе за «оппозиционность», слабее Навального даже и по формальному счету. Поэтому проклятия, которыми по сигналу начальства его осыпала в Думе эта троица, ударили в первую очередь по ней же.

Что же до Мишустина, Шойгу и Лаврова, стоявших во вциомовском списке между Путиным и Навальным, то все они люди должностные и в случае потери постов сразу же лишатся своих рейтингов, как год назад лишился Медведев.

Ясно к тому же, что за полный событий последний месяц общественный вес Алексея Навального существенно вырос. Других публичных соперников у Владимира Путина нет и не предвидится, и из этого факта должны теперь исходить все россияне — и лоялисты, и нелоялисты, и навальнисты, и антинавальнисты. Поэтому наметившаяся неудача выступлений не похожа на конец истории.

Сергей Шелин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх