ХОЛЛИВИЗОР

37 063 подписчика

Свежие комментарии

  • Галина Миронова
    У нас не знаю как назвать , у зятя родственница. Конченная наркоманка. Родила одного недоношеного ребенка, девочку, 6...Чтоб мы все сдохли!
  • Мирослав Мирославов
    А не было в СССР образования, вообще. Просвещение было запрещено, стало быть, и образования не было. Потому и рухнул ...Любовь Швец: Либе...
  • Олег Самойлов
    Угу! Рекомендую к просмотру по НТВ "Следствие вели..." под редакцией гражданина-антисоветчика товарища Каневского!Что запрещали дел...

Спросите внуков о революции...

С большим интересом прочел заметки Эйнуллы Фатуллаева о том, как сегодня, после двух революций, живет крупнейшая страна арабского мира — Египет. Что стало с Египтом, что пошло не так? Этот вопрос наверное возникает у каждого: и у не обремененного специфическими знаниями обывателя, и любого арабиста, египтолога. И дело не в экзотической стране пирамид, а в революционном пути преобразований, который избрал его народ или который выпал на его долю — как хотите. Вновь, в который уже раз в современной истории актуализируется вопрос — нужен ли революционный путь преобразований, о котором говорит кое-кто, увы, не только в Египте, но и у нас на Южном Кавказе?

Что есть революция?

Благо это или зло — желание силового свержения существующего порядка вещей и насильственного навязывания обществу своего видения развития: социального, экономического, политического? Как относиться к революционным настроениям, которые время от времени овладевают различными странами, в том числе и южнокавказскими, с конца 80-х? Согласитесь, их не забыть.

Что такое революция — чума или благодеяние?

Вопросы эти только на первый взгляд гипотетические. Страны постсоветского пространства пережили на себе такую глобальную революцию, какая египтянам и не снилась.

На наших глазах развалилась не просто большая империя, но и целая социальная система. Народы, которые, повинуясь массовому эксперименту, многие десятилетия стояли на голове, вдруг в одночасье решили встать на ноги.

От смены позиции голова закружилась так, что мы прожили первые 10-15 лет независимости своих стран в состоянии хаоса и беспредела.

Если это не революция, то что тогда революция?

И как оценивать то, что произошло в арабском мире, в частности, в стремительно дичающем Египте? Что пошло не так, и почему так красиво начавшаяся арабская весна очень скоро превратилась в настоящую арабскую зиму, без малейших признаков романтического подъема 2010-2011 годов? И какие из этого выводы должны сделать мы у себя на Южном Кавказе?

Рычаг истории. Разве это плохо?

Все дело в том, что революция — это просто один из рычагов в руках Ее величества Истории, который сам по себе не подлежит никакой оценке. Сама по себе революция — это не плохо и не хорошо. Это как природное явление. Оно есть, оно существует само по себе и не зависит от нашего с вами желания.

Революция — это как дождь. Кто возьмет на себя смелость сказать — дождь — это хорошо или плохо? Ответ очевиден — когда как. Иногда ради дождя в храмах древних цивилизаций Америки рубили головы и вырезали сердца жертвам, приносимым богами. А иногда — молили бога или богов, чтобы наконец прекратился этот нескончаемый ливень.

Также и революция. Она просто явление природы. Она ничего не гарантирует. Ни одна революция не является залогом того, что уж сейчас-то все будет хорошо.

Иногда она заканчивается прогрессом, и тогда народы-везунчики справляют юбилеи и славят лидеров. А иногда — наоборот, вся энергия уходит в никуда, блеск в глазах сменяется оцепенением, оптимизм — отчаянием, а бурлящая энергия — равнодушием.

У революции есть несколько очень плохих с точки зрения простого человека свойств.

Одно состоит в том, что она приходит, когда ее не ждешь. Кажется, ничто не предвещает взрыва, только особо чувствительные люди, занимающиеся политикой, как будто хребтом чувствуют на себе, что ЭТО приближается. Нет никаких рациональных аргументов, вроде бы все так же как было, ничего особенно не изменилось, но чутье подсказывает — ленинский момент, когда«низы не хотят, верхи не могут» — приблизился на расстояние вытянутой руки. В этот момент протеста торговца фруктами, как в Тунисе, может хватить, и тогда все понесется…

Но это не самое страшное. Самое страшное в другом. Любая революция начинается с благих пожеланий и уверенности в том, что хуже — не может быть. Но вся проблема в том, что революция — это как уравнение с двумя неизвестными — никогда не знаешь, что тебя ждет за углом. Может быть, прогресс и процветание, а может быть яма, которая покажет — хуже всегда может быть.

Революция приходит, когда ее не ждешь, и ведет людей за собой — никто не знает куда. Ни один, даже самый проницательный человек, не сможет с уверенностью сказать в первые дни революции, каковы будут ее результаты. Войдет ли она в историю, как эпоха великого перелома, или же как еще одно разочарование — вопрос не на миллион, а на сотни миллионов долларов.

Начав революцию, уже невозможно отмотать назад и оставить все как есть. Джинн выпущен из своей бутылки и живет по собственной логике. После этого страна может стать лучше, может стать хуже, ее может вообще не стать, но одно ясно — такой, какой она была, ей больше не быть.

И кто знает, что бы произошло, если бы в разных странах революционеры знали, что их ждет?

Вопрос — для лидеров и миллионов

Как бы поступили украинцы на Майдане в 2014 году, если бы увидели захваченный Крым, горящий Донбасс, тысячи жертв и разрушенные города? Решились бы они идти ва-банк?

Или те же египтяне, с восторгом снесшие застаревший режим Мубарака? Или если бы сирийцы хотя бы на секунду, нет, даже на миллионную долю секунды, могли предвидеть, в какой кромешный ад на земле превратится их страна — рискнули бы они выйти на улицы в марте 2011 года, в мирном, спокойном, весеннем Дамаске?

Да чего там далеко ходить — наши с вами народы, грузины и азербайджанцы — если бы они могли хотя бы на минуту представить, что их ждет в первое десятилетие после развала СССР — стали бы они заполнять площади Баку и Тбилиси с требованием независимости? Вопрос — не на миллион, а на сотни миллионов…

Впрочем, я написал, что это «самое страшное». Я был неправ. «Самое страшное» — это с точки зрения простого человека, обывателя, у которого одна жизнь и хочется прожить ее как можно лучше, достойнее и спокойнее.

Но у природы и у истории есть свои законы. Им нет дела до наших мелких мирских устремлений. Ее величество История бьет по площадям и меряет время столетиями. С этой точки зрения — революция — это соль жизни. Это как вулкан, который ужасен вблизи, но через 100-200 лет на его месте появляется новая плодородная почва.

Каким был бы мир без революций, в случае, если бы люди обладали даром предвидения на среднесрочную перспективу? Какой бы была Европа, если б французы не совершили Великую революцию, которая утопила страну в крови, но при этом дала толчок развитию человечества? Каким был бы мир без американской революции, которая тоже принесла немало крови народу США?

Чего там далеко ходить — каким было бы будущее наших стран, если бы мы, побоявшись неизвестности и будущих катаклизмов, в 89-90 годах предпочли бы отсидеться по принципу «Как бы чего не вышло»? Сегодня и Грузия, и Азербайджан — страны с четкой и ясной перспективой, воплощение которых требует времени, но она — совершенно реальна… А так — сидели бы, получали зарплату в 120 рублей, и думали, что нормально жить можно только воруя по максимуму.

Ну и совсем далеко — каким было бы человечество, если бы десятки тысяч лет назад оно не совершило первую и главную революцию в своей истории — не вышло бы из пещер и не разбрелось бы по всему миру в поисках лучшей жизни?

Процесс, который порой не миновать

Революция — это не зло и не благо. Это — процесс. И везде он протекает по-разному. И результаты — самые разные. И если ситуация назрела — назад хода нет. Аргумент типа «у них плохо вышло» — не работает. Как уже было сказано, главное моральное ощущение любой революции — это «хуже не бывает».

Революции не бывают спровоцированными извне. Внешние силы могут спровоцировать военные перевороты, в которых все делает пара сотен вооруженных солдат при молчаливом попустительстве миллионов. Но не массовые уличные революции. Внешний фактор может играть свою роль, но ни русский мир, ни американский глобализм не могут вывести на улицы десятки и сотни тысяч человек, если они сами к этому не стремятся. Потом их энергией может воспользоваться кто угодно — от внешних игроков до внутренних негодяев… Но это только потом, завтра…

В общем, если у вас еще не отпало желание делать революцию — запаситесь терпением, а еще лучше — осознайте, что лично вас — ничего хорошего не ждет. А вот ваши внуки, возможно, если повезет, будут петь песни вашему мужеству…

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх