«Реформы всем осточертели». Академик Ивантер о том, как поднять экономику

Хозяйство РФ сейчас стабильно как никогда: профицитный госбюджет, рекордные валютные резервы, умеренная инфляция. Вроде бы есть всё, о чём мечтали реформаторы 90-х гг. Но при этом промышленность и доходы людей еле растут. Чего же не хватает?

Виктор Ивантер.
Виктор Ивантер. © / Александр Натрускин / РИА Новости
 

«АиФ» задал этот вопрос научному руководителю Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН академику Виктору Ивантеру.

Не профицитом единым

Алексей Макурин, «АиФ»: — Виктор Викторович, почему финансовые успехи не превращаются в экономический рост?

Виктор Ивантер: — Потому что бюджетная и кредитно-денежная политика самостоятельного значения не имеют. Они хороши, когда помогают проводить экономическую политику, и плохи, когда ей мешают. Но какая у России сегодня экономическая политика? Какие меры правительство считает нужным реализовать, чтобы убедить экономику расти? Даже академики затруднятся сегодня с ответом на этот вопрос.

— А кто должен на него ясно ответить?

— Министерство экономического развития (МЭР). Однако оно у нас очень странное: вместо того чтобы вырабатывать экономическую стратегию, играет цифрами. То мы бедность считаем неправильно, то производительность труда, то темпы роста. А надо считать правильно. При этом, когда Росстат, который сегодня МЭРу подчинён, меняет методику, то новые цифры оказываются несопоставимы со старыми. Какой в этом смысл? Если вам нужна истина — идите в храм. Росстат тут ни при чём, он показывает только тенденцию. А для того, чтобы это увидеть, и существующих методик хватает.

— Какие главные задачи нужно сегодня решить, чтобы страна быстрее пошла вперёд, а не скатилась в новый застой?

— Для роста экономики нужны две вещи — увеличение инвестиций и оживление потребительского спроса. В 2018 г. по сравнению с 2017 г. объём инвестиций в основной капитал вырос на 1,4 трлн руб. Это немного с учётом инфляции. Но если бы государство и бизнес вложили в новые проекты ещё 1,5 трлн — это открыло бы перед страной уже совсем другие возможности. При этом деньги в России есть. В прошлом году только свободные средства банков и нефинансового сектора приблизились к 6 трлн руб., профицит федерального бюджета достиг 2,2 трлн руб., а золотовалютные резервы — 470 млрд долл. Значит, нужно создать условия, чтобы хотя бы часть этих денег пошла в экономику.

Что касается потребительского спроса, он зависит от доходов населения, которые не растут уже несколько лет. И это самое опасное. Есть печальный опыт СССР, где доходы стагнировали в 1975–1985 гг. Как показывают наши расчёты, в эти годы жизненный уровень народа не падал, но и не рос. И помните, чем всё кончилось во второй половине 80-х? Поэтому доходы людей — главное, чем должны заниматься МЭР и правительство.

Время решать и делать

— Какие новые законы и реформы нужны?

— Все правовые механизмы уже есть. А реформы всем уже осточертели. Важнее на базе достигнутой стабильности без всяких революций добиться выполнения уже принятых решений. В России за последние 30 лет построена рыночная экономика. Да, она непохожа на идеальную модель, основанную на свободной конкуренции. А где похожа? Наша экономика соответствует особенностям нашей страны. И нужно думать теперь не о том, как её реформировать, а о том, как в ней нормально жить.

— Что это значит?

— Скажем, часть экономистов твердят о том, что для роста инвестиций надо поменять политику Банка России, чтобы сделать доступнее кредит. Но у нас разные секторы экономики в разы отличаются друг от друга по технологическому развитию, квалификации работников, конкурентоспособности на рынках. Это означает, что макроэкономические инструменты, которые работают в сбалансированной экономике, у нас работать не будут. Если я завтра снижу ставку ЦБ до 5%, ничего не поменяется. Нашу экономику одним аршином не измерить. В разных отраслях нужно проводить разную политику. Хороший пример — меры, уже обеспечившие взрывной рост в сельском хозяйстве.

— А для роста доходов что важно?

— Поднять зарплаты. Обычно говорят: сначала нужно повысить производительность труда — по принципу «давайте сначала хорошо поработаем, а потом хорошо отдохнём». Но вот Генри Форд I считал иначе. Внедрив конвейер 100 лет назад, он одновременно повысил оплату рабочих. Производительность труда растёт только тогда, когда сам труд дорог. Только в этом случае у работодателя появляется стимул применять новые технологии, чтобы высвобождать дорогую рабочую силу, а у людей появляется стимул работать более качественно.

— Но как убедить последовать примеру Форда наших работодателей?

— Для организаций, где уровень оплаты труда выше других, нужно установить более низкие отчисления в социальные фонды. Первый шаг должно сделать государство, подняв зарплаты в оборонном комплексе, на предприятиях с госучастием, в образовании и медицине. А частные компании будут вынуждены затем пойти по тому же пути, чтобы не потерять конкурентоспособность. Кстати, этот метод уже был использован в армии. Наши Вооружённые силы стали совершенно другими после того, как несколько лет назад там выросло денежное довольствие. Сократилось количество военнослужащих, появилась новая техника.

Модели успеха

— Ваше заключение: так ли плохо самочувствие нашей экономики, как многим кажется? Стакан наполовину пуст или наполовину полон?

— Скажу так: есть возможность его наполнить. И есть успехи, которые вселяют эту надежду. Если бы мне 10 лет назад сказали, что Россия будет экспортировать излишки продовольствия, я бы не поверил. Но это реальность. Для этого было достаточно дать селу доступные кредиты и защитить свой рынок от импортной пищевой продукции.

Вторая сфера, которая радует, — оборонка. В ОПК прорыв обеспечили постановка чётких целей и устойчивое финансирование предприятий в рамках госзаказа. Эти методы государству теперь необходимо использовать для развития инфраструктуры — например, автодорог.

Третий успех — мегапроекты. Олимпиада в Сочи, ЧМ по футболу, Крымский мост — все эти проекты были ориентированы не на сиюминутную окупаемость, а на решение стратегических задач развития регионов, где они были реализованы. Одновременно они простимулировали рост в других регионах и отраслях, а осуществились благодаря политической воле. Власть взяла на себя ответственность за эти проекты — и точка. У всех остальных была одна главная задача — строить.

Нужно тиражировать методы, которыми были достигнуты эти успехи. Нужно нормально вести себя по отношению к собственной экономике — дать каждой отрасли то, что ей требуется, а не пугать себя сравнением со странами, от которых мы якобы отстаём в разы.

Источник ➝

Бабы еще нарожают?

фото

Не то удивляет, что 24 июня будет парад – давно обещано и символично. Штандарт Гитлера к подножью Мавзолея бросали в 1945 ровно в этот день. Сейчас, наверное, построят мавзолей Путина – не труднее картонного Рейхстага имени Шойгу – и будут бросать к нему штандарты Коронавируса и флаги стран НАТО. Всех их Путин победил. И дальше побеждать будет.
А удивляет, почему Бессмертный полк – стихийное выражение патриотических чувств — президент назначает на День Военно-морского флота в июле? Он же всегда – сразу после парада.

Причем, голосование – главное, ради чего все и затевается — и вовсе пока не назначил. Это абсолютно нелогично, противоречит замыслу.

Я вижу только одно объяснение. Ситуация с эпидемией в стране, по-видимому, ужасная. Путину, конечно, докладывают не все – каждый губернатор пытается показать, как эффективно он выполняет приказ президента о срочном прохождении пика — но и того, что доложили, оказалось достаточно. Потери среди военных – среди тех участников парада в Москве и в других городах, которым будет суждено заразиться и даже умереть — они надеются скрыть. Армия, все-таки.

Жертв же среди гражданских участников празднеств – а на Бессмертный полк выходят не только по разнарядке, но и сами – похоже, прогнозируется так много, что замолчать это, особенно в мегаполисах, не получится.

Они побоялись жуткого скандала, прямых обвинений в убийствах, и вынуждены были отступить – перенести все это на более поздний срок. А молодых парней, которые так красиво пройдут по главным площадям наших городов, и станут жертвами начальственных «понтов» и желания несмотря ни на что сохранить власть, им не жаль. Расходный материал.
Жаль, не верю я в Бога. Верил бы — знал, что гореть отцам-командирам в аду.

Леонид Гозман

политик

Мультики, к бою!

Индия будет тестировать  баллистическую ракету для подлодок

ТАСС отрапортовал, что Россия начала строительство первого стратегического стелс-бомбардировщика.
«Изготовлением элементов планера первой машины займется один из авиазаводов в структуре Объединенной авиастроительный корпорации», — сообщил источник агентства.

Возможно, у «Туполева» выйдет с военным самолётом получше, чем у «Сухого» с гражданским — Sukhoi Superjet 100. Впрочем, с таким «эффективным менеджером» во главе, как Анатолий Сердюков, полной уверенности быть не может.

К тому же, в этом полугодии должна завершится передача акций ОАК в ещё более громосткую, разношерстную и плохо управляемую корпорацию Ростех, которая не перестаёт раздуваться.

Там сидит гендиректором ещё один «видный стратег», большой спец по аппаратам ИВЛ и друг ВладимВладимыча Сергей Чемезов.

«Первым делом мы испортим самолёты, ну а…» Дальше совсем не весело.

С учетом того, что Совет директоров Объединенной судостроительной корпорации возглавляет ещё один бывший сослуживец президента по КГБ и тоже «выдающийся управленец», экс-мэр Петербурга Георгий Полтавченко.

А ведь у ОСК планы гораздо серьезнее и опаснее, если говорить про испытания. В данный момент форсируется работа по созданию «вурдервафли», публично обещанной Путиным в 2018 году в виде знаменитых «мультиков».

В показанном недавно сентябрьском интервью он в очередной раз грозил, что у РФ уже есть оружие, которого «нет ни у одной страны мира».

Так, другое госагентство «Россия сегодня» тоже со ссылкой на источник сообщило , что на осень запланирован первый пуск беспилотного подводного ядерного аппарата «Посейдон» (разработчики ОАО «ЦКБ МТ «Рубин» и СПМБ «Малахит»), который уже окрестили торпедой «Судного дня».

Осуществлён он будет с новой атомной подводной лодки «Белгород». Последняя относится к проекту 949А «Антей» (аналог печально известного «Курска»). «Севмаш» обещает успеть ее сдать к сентябрю.

Правда, «Посейдона» «в собранном виде пока нет, проходят испытания отдельных узлов и агрегатов».

К чему мы это все. К тому, что 8 августа прошлого года под Северодвинском, вероятно, тоже спешили, чтобы порадовать царя.

В итоге во время испытания на морской платформе ракеты с радиоизотопным элементом в двигателе произошла катастрофа с человеческими жертвами из числа сотрудников «Росатома» и загрязнение окружающей среды. Про испарившиеся деньги и речи не идёт. По одной из версий, испытывалась ракета 9М730 «Буревестник», о которой Путин рассказал в том самом послании Федеральному собранию 1 марта 2018-го.

Понятно, что на этих предприятиях над такими заказами работают лучшие из оставшихся в стране конструкторов и оружейников. Но многое зависит не от них.

Вызывает опасения «социалистическое соревнование», которым руководят путинские чиновники уровня Рогозина, доведшего отечественную космонавтику до ручки. Порой откровенные жулики и шахер-махеры государственного масштаба

Но одно дело телекоммуникационный спутник грохнул, и совсем другое — неудачное испытание ядерного оружия. При известном развале и бардаке , который за 20 лет только усугубился. В мутных схемах с недобросовестными посредниками, которыми в путинской гнилой вертикали не брезгуют даже когда речь идёт о «деле государственной безопасности». В нехватке квалифицированных кадров. В регулярных скандалах со срывами гособоронзаказа на местах. В хроническом недофинансировании науки.

Мы, конечно, понимаем, если что, «они все сдохнут, а мы попадём рай». Но лично мы туда вместе с ВладимВладимычем не спешим. Не хотелось бы, чтобы правление Путина, начавшееся «Курском», закончилось «Белгородом».

Оригинал

Картина дня

))}
Loading...
наверх