ХОЛЛИВИЗОР

37 060 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Раптанова
    А в чем заключается разруха, которую Вы хотите остановить?Зажрались вы, дор...
  • Alexandrе
    Выходuт не туда шлu с песнямu u победнымu реляцuямu? А кто ответuт за провалы?Правительство Миш...
  • eugeny Mikhalenkov
    Безусловно правильный шаг убрать медведя из правительства. Теперь надо его и из Единой России убрать. Он только гад...Правительство Миш...

Народ взбунтовался, жулики и воры бегут

Депутат Государственной Думы России Самуил Петрович Мразин с тревогой выглядывал в запотевший иллюминатор самолёта, который был забит пассажирами до отказа. Клубы густого черного дыма снаружи столбами поднимались над темнеющим горизонтом и уходили в небо.

То там, то тут вспыхивали отблески артиллерийских залпов, слышалась беспорядочная стрельба.

«Доигрались, - подумал Мразин, - успеть бы теперь сбежать, пока башку не отрезали».

Моразин отвернулся от окна, перекрестился по православному три раза подряд, а потом повернулся к своему соседу по креслу – влиятельному чиновнику по фамилии Широпятов.

Этот чиновник – крупный мужчина лет пятидесяти пяти, в отличие от сильно волнующегося Мразина, видимого беспокойства не испытывал.

Он безмятежно перелистывал журнальчик «Охотник и рыболов», а на его холеном, покрытым средиземноморским загаром лице не отражалось ни волнения, ни тревоги.

Через проход от них в кресле аэробуса сидела мадам Вейнберг – ухоженная женщина лет около тридцати, жена известного олигарха.

Она, несмотря на духоту в переполненном салоне и на разгар лета за бортом самолета была облачена в песцовую шубу, на пальцах её в три ряда были одеты золотые бриллиантовые перстни, а на шее висело штук десять драгоценных цепочек с кулонами драгоценных камней.

Она увидела, что Мразин с некоторым удивлением глянул на её излишество в украшениях и пояснила ему:

- Всё, всё, что успела, из дома забрала! Не этому быдлу же всё, что нажито оставлять! Итак, все автомобили бросили, дачу в Барвихе бросили…

Моразин согласно кивнул и отвернулся снова к иллюминатору, ему неинтересны были бредни избалованной роскошью жены олигарха. За двойным стеклом в сумерках депутату показалось, что он видит какие-то вооруженные смутные тени, бегущие к самолету.

На душе его снова стало тревожно и муторно, тем более оттого, что и пилот их самолёта не спешил начинать взлет самолета – аэробус мягко покачивался от работы турбин лайнера, но с места не двигался.

- Что ж мы не летим? – с едва скрываемой тревогой, беспокойно озираясь по сторонам, спросил соседа по креслу Мразин. – Дождемся, что нас всех тут накроют оптом!

- Не беспокойся, депутат, - спокойным басом ответил ему чиновник, свернул свой журнал трубочкой и как в подзорную трубу глянул в него в иллюминатор, - этот аэродром охраняет рота морской пехоты. Они присягу давали защищать государство, а стало быть – нас с тобой, потому что мы с тобой и есть государство. Слыхали, в одном из районов местного губернатора бунтовщики четвертовали?

- О, господи!!! – испугалась мадам Вейнберг, обхватила румяные щеки ладонями, пригнула лицо к своим эротичным обнаженным коленям и стала громко молиться. - Благословен ты, яхве, «бог» наш, царь вселенной…

Мразин перестал с беспокойством вглядываться в темноту за стеклом иллюминатора самолета, успокоенный словами чиновника о том, что их охраняют преданные власти морпехи.

Он повернулся к Широпятову и поведал ему горько:

- Жаль, что навсегда приходится уезжать. Я ведь только-только закончил дворец себе строить. Провернул аферу, купил заповедные места по цене однокомнатной московской квартиры, еще чуть ли ни пять миллионов баксов в него вложил и что теперь – все пошло прахом что ли?

- А не надо было ничего здесь себе строить, - зевая ответил ему чиновник Широпятов, - я лично знал по тому как мы тут жили, что рано или поздно нам придется отсюда без оглядки драпать. Вот сам посуди - если корову, например, не кормить никогда, а только доить и доить, то она рано или поздно либо сдохнет, либо так боднет тебя, что не обрадуешься. Так вот я, например, даже жил в Москве в служебной квартире, свою собственную и не покупал, а вся недвижимость у меня было построена за границей. Вилла на Лазурном берегу, квартиры в Париже и Лондоне, счета тоже я заводил, само собой, не в Сбербанке. Хе-хе-хе…

Чиновник Широпятов так заразительно захихикал, что и Мразину на минуту стало хорошо и он тоже засмеялся. Но потом сердце снова охватила тоска – чиновнику-то хорошо, он уж лет двадцать в своем кресле сидел, успел навороваться.

А он – Мразин только лишь три года назад стал депутатом, еще и насосаться богатства не успел как следует – а тут такое вдруг случилось, смута, восстание, революция, чтобы ей пусто было! Не вовремя, как не вовремя!

- Благословен ты, яхве, за то, что ты создал меня соответственно замыслу твоему, - твердила покачиваясь и закрыв глаза мадам Вейнберг, - запиши меня в книгу благополучной жизни, запиши меня в книгу заработка и пропитания…

Аэробус качнулся и начал движение вперед.

- Ну вот, вроде бы поехали, - довольно произнёс чиновник Широпятов и похлопал широкими ладонями по подлокотникам своего кресла.

Пассажиры самолета обрадовано загалдели, оживились, до того придавленные тревогой и беспокойством за свою дальнейшую судьбу.

В этом скромном аэробусе сконцентрировалась небольшая часть финансовой и властной элиты страны - миллиардеры, их жены и дети, министры, губернаторы, депутаты.

Сколько мог взять на свой борт самолет, направляющийся в Штаты, беженцев от народной смуты, столько и взял.

Но вдруг самолет, проехав всего несколько метров, резко остановился, даже свильнул в сторону и прямо рядом, где-то впереди перед лайнером зазвучали автоматные очереди.

Пассажиры салона снова забеспокоились, стали крутиться на своих креслах и с тревогой вглядываться в сгустившуюся темноту снаружи. Но ничего уже не было видно.

И вдруг лязгнули открывающиеся двери самолета, ночной прохладный воздух перемешанный с пороховой гарью и дымом ворвался в салон, а за ним стремительная, как комета, внутрь заскочила девушка, рыжая, как бестия с зелеными, словно изумруды глазами.

В правой руке она сжимала тяжелый пистолет «Маузер», на голове у неё была повязана красная косынка, а стройный торс её, облаченный в кожанку стягивал ремень с портупеей.

Прямо с порога она выстрелила в потолок, пробив обшивку самолета, женщины завизжали, мужчины дружно вздрогнули, а мадам Вейнберг упала в обморок и лбом уткнулась в спину переднего кресла.

- Ну, что, господа жулики, воры, взяточники, бюрократы и просто мерзавцы? – громким поставленным голосом спросила девушка проходя по проходу вдоль оробевшей публики рядов. – Сбежать хотели к своим виллам в Ницце, к островам накупленным в Тихом океане, к квартирам в центрах мировых столиц, к своим счетам в оффшорах? Да не удалось вам соскочить? Придется теперь ответ держать за все ваши злодеяния!

Народ взбунтовался, жулики и воры бегут

ust-barguzin.ucoz.ru

Дисклеймер
Выше приведён отрывок из книги Сергей Ермакова "Бедовый месяц депутата Мразина". Все персонажи являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайно.
Книга была написана в 2006 году, но издательство ЭКСМО не осмелилось её напечатать, хотя с этими же героями выпускала серию произведений в твёрдой обложке.
Причины забраковки книги, думаю, понятны по прочтении её вступления.
Блог Ермака
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх