ХОЛЛИВИЗОР

37 064 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Симаков
    Я уже давно пишу про чуловейники (муравейники), но их всё больше, и они всё выше. Смотреть страшно, не то, что в них ...Есть ли пределы н...
  • Piotr Primys
    САЖАТЬ! (ЛУЧШЕ-СТРЕЛЯТЬ?)Есть ли пределы н...
  • Piotr Primys
    ХВАТИТ УМИЛЯТЬСЯ!Есть ли пределы н...

Британия восстанет… а затем мир будет изменен

Сказать, что выход Великобритании из ЕС, сопровождаемый неизбежным распадом экс-владычицы морей, представляет собой социально-политическую катастрофу, сравнимую с гибелью Советского Союза, значило бы ничего не сказать. Или сознательно уводить в сторону от истинных причин ожидаемых континентальных перемен, свидетелем которых мир может стать в ближайшем будущем.

Так и закончился СССР

Вместе с СССР и ее военно-политическим продолжением соцлагерем (исключая КНР) мир отвернулся от социалистической идеи в советском исполнении. Однако было бы политической наивностью полагать, что навсегда погибла идея социального равенства, общества социальной справедливости, идея всеобщего благополучия, основанного на взаимном уважении и международной безопасности. Уверенный заплыв Китайской Народной Республики в бурных водах торжествующего мирового капитала говорит не только о мудрости правящего класса «Поднебесной».

Оно, вопреки устоявшимся взглядам, подтверждает возможность, а может и желательность пути построения общества, порывающего с капиталистическим образом жизни. Сегодня это столь же естественный социально-экономический поворот в развитии общественных отношений, как и обращение к революционным переворотам в сущности не в таком уж далеком прошлом.

Гибель СССР началась с понимания и признания того факта, что реализация социалистического проекта представляет угрозу существованию мироустройства, предлагаемого западной общественной мыслью и военно-политической системой. В качестве альтернативы Запад объявил, что к тем же целям равноправия можно двигаться на основе более конкурентного общественного уклада.

В том, что западная политическая мысль своевременно подбросила эту в общем-то не блещущую оригинальностью мысль, ничего нового нет, случалось такое и много ранее. Другое дело, что идеи эти пришлись по душе политическому руководству страны, а те же элиты и ведомые ими массы поверили, что можно запросто отбросить одну общественную формацию и так же легко перебраться в другую.

Советский Союз кончился не после того, как президент великой державы объявил по телевидению о его роспуске, а много раньше — когда его политические элиты — кто явно, кто тайно — согласились с правотой западной концепции миропонимания.

Это вам не шоколадная Украина

В отказе Великобритании и далее следовать в фарватере идей объединенной Европы, авторами которой являлись отнюдь не англичане, таится нечто большее, чем просто вполне понятное английское желание оставаться центром мира и сэкономить на расходах, связанных с членством в ЕС.

Вспомним, что до Брексита мир стал свидетелем драматических постановок на тему конституции для Европы, Лиссабонского договора, потрясений зоны евро, греческой трагедии и миграционного штурма. Так что перед нами не столько британская драма, сколько международный системный кризис.

Не следует забывать тот общеизвестный факт, что Великобритания всегда являлась чем-то вроде полномочного представителя США в ЕС и все эти годы проживания в европейском доме предпочитала держаться подальше от еврозоны, оберегая особое место фунта в мировой финансовой системе.

В этом смысле Лондон выступал еще и в качестве финансового центра ЕС и даже остального мира, поделив его с всемогущим долларом. Прощание с континентальной Европой вовсе не означает лишь распад Соединенного королевства и его дальнейшее одиночное плавание в бурных водах мирового океана. В ближайшее время должна «заговорить» тесная социально-политическая и военно-экономическая взаимосвязь Вашингтона и Лондона, что обещает новую серьезную коррекцию в раскладе мировых сил. А из этого можно сделать вывод, что референдум, на который возлагал такие надежды английский Горби — Кэмерон, в конечном счете вполне отвечает стратегическим интересам США.

Разумеется, можно сидеть и бурно рукоплескать ожидаемому референдуму шотландцев и новому повороту в настроениях северных ирландцев и со злорадством живописать эту общенародную сумятицу как признаки того, что старая английская шхуна дала пробоину и идет ко дну. Такое понимание вещей было бы уместно, если бы речь шла о какой-нибудь бессмысленной Украине с ее шоколадным королем Петей Порошенко. Но Великобритания — это не просто великая страна. То, говоря словами Петра Первого, адресованными, правда, России, есть континент!

Война, которую выиграли без единого выстрела

И секрет его живучести не только в уникальном устройстве самой Великобритании, месте ее во всемирной истории и особой роли в современной мировой финансовой системе и технологических возможностях. С Великобританией как пуповиной связаны США, Канада, Австралия и множество других стран поменьше и менее значимых. И в этом смысле ее положение в мире выглядит как некий противовес растущему влиянию той же Германии.

Большинство экспертов приходят к выводу, что «все равно, особенно имея в виду американо-британский тандем, Лондон сохранится как важный международный политический центр». Говорить о том, что Брексит есть не что иное, как начало системного распада Великобритании, а вместе с ней и ЕС, значило бы выдавать внешние признаки событий за глубинные процессы, вызванные к жизни тем, что мы уже привыкли называть процессом глобализации.

Скорее речь идет о начале трансформации европейского сообщества, чутко реагирующего на перемены глобализирующегося мира, сердцевиной которой является мировая интеграция: государственных систем, регионов, континентов. В связи с этим возникает потребность в переосмыслении или даже переоценке целей, которые преследуют те или иные интеграционные проекты. И это только одна из множества проблем, выдвинутых временем на международную повестку дня.

Например, современная политическая мысль не может не реагировать на очевидный факт реанимации старого как мир вопроса, который еще недавно казался решенным — не есть ли ожидаемый распад Великобритании продолжением изрядно поднадоевшей теории о неизбежности гибели государств имперского типа.

В случае с СССР эта точка зрения на распад и ликвидацию Советского Союза была бы едва ли не самой популярной и убедительной. И это при том, что едва ли не все экспертное сообщество согласно было с тем, что гибель советской империи была предопределена его поражением в едва ли не самой длительной войне современности, начатой США против Советской России чуть ли не с первых дней ее существования.

И заметьте, войну эту США выиграли без единого выстрела. Однако сразу после торжественных похорон советского государства обнаружилось, что на месте СССР возникла новая империя — Новая Россия, которая в отличие от своей предшественницы не намерена стыдиться или скрывать ни своего имперского прошлого, ни настоящего.

Лоск имперскости

И вообще — с некоторых пор понятие «империя» изрядно растеряло свое критическое начало, которое вкладывали в него едва ли не весь ХХ век. Впрочем, так же как и понятие «капитализм». Так как же быть в таком случае с Брекситом: ведь Великобритания даже в своем нынешнем усеченном виде сохраняет некоторые признаки империи, как, впрочем, и Франция, и Германия, да и в целом вся объединенная Европа.

И дело не только и не столько в многонациональном укладе этих своеобразных государственных образований, а в сохранении главного принципа имперскости — особого типа взаимоотношений метрополии и колоний.

Распад в свое время колониальной системы, выполнявшей роль ресурсной базы капиталистической системы вовсе не привел к коренной ломке этих устоявшихся взаимоотношений. Они лишь видоизменились, может даже демократизировались, бывшие колонии обрели и формальную независимость, как и формальную суверенность, самостоятельность в принятии решений внутреннего развития. Но до известных пределов. Это легко просматривается на горестных судьбах одних нефтедобывающих стран (Ирак, Ливия, Сирия) и социально благополучном существовании Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ при полной политической подчиненности, не говоря уже о зажатом вот уже четверть века тисками санкций Иране.

Именно этого добиваются США и от других, в частности, России — главного препятствия на пути к торжеству глобализации, которую иногда называют куда более точным именем —американским гегемонизмом. Однако этот американский вызов можно расценивать и как кризис лидерства. Брексит в этом смысле есть напоминание тем, кого еще недавно называли евроцентристами.

Стоит вспомнить, что задолго до «развода по-британски» неожиданно оказался в руинах Египет. Эти два выстрела наповал вряд ли оказались незамеченными в Анкаре. Судя по последним внешнеполитическим акциям Турции, урок пошел впрок. О том же свидетельствует несвойственная Москве осторожность и миролюбивая риторика президента В.Путина в последнее время.

Однако миролюбие в политике не может быть беспредельной. Как и агрессивность, оно должно иметь четко обозначенные пределы. В свое время гибель СССР внесла новую трактовку в старые споры о том, что время больших государств кончается или кончилось вовсе. Сторонники малых государств, умело приспосабливающихся к бурным водам переменчивого мира торжествовали.

Возрождение России и евразийскость

Однако возрождение России на капиталистических и вполне демократических дрожжах, как и самостоятельная игра Турции в качестве региональной державы, вносят слишком заметные коррективы в привычный расклад сил на европейском континенте, чтобы считать все это временным или случайным явлением.

Тем более, что за ним легко просматривается новая перспективная межконтинентальная тенденция — стремление к евразийскости. Тем, кто отмахивается от российского проекта под названием «Евразийский Союз» не мешало бы напомнить, что от момента, когда в Москве впервые Н.Назарбаев произнес это слово (1994) до превращения в реальный политический проект, нас отделяет каких-нибудь 22 года! А в перспективе уже просматривается реализация другой идеи — Большого Евразийского Союза…

Вдумайтесь, это даже не четверть века, а для истории меньше чем миг. Мы и не заметили, что мир вступил в эпоху глобальной перестройки. И то, что предложила Европе Великобритания, есть только частица, видимая часть тектонических сдвигов, обещающих Большую мировую перестройку. Уже подсчитано, что за один день после референдума в Великобритании 400 богатейших людей мира потеряли около 130 миллиардов долларов. Сущие копейки по сравнению с тем, чего лишились народы в ходе прошлых глобальных перестроек — двух горячих и одной холодной мировых войн. Кто знает, может, процесс глобализации предполагает переход к новым бескровным методам перестройки международных отношений? Ведь большие войны исключены уже в силу того, что впервые в истории человечества победители могут быть вознаграждены лишь бесконечной мертвой зоной. По большому счету британцы сказали лишь то, что пишут и говорят давно политики и ученые — существующая постсоветская расстановка сил является переходной к новому раскладу. Другой вопрос — как он будет осуществлен. Есть много шансов, что данная перестройка обойдется без большой войны и будем надеяться, без масштабных катастроф.

Let's block ads! (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх