ХОЛЛИВИЗОР

37 013 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ольга Шкадинова11 апреля, 6:10
    А чем ты, Скопец собственно недоволен? Не любишь, когда с утра, людям настроение поднимают? Не дыши ядом и ненавистью...Аукцион веселого ...
  • Ольга Шкадинова11 апреля, 5:58
    Так на этом сайте нацики с/из Окраины обосновались, пытаются в России, "костер" межнациональной ненависти разжечь....Мигранты вместо е...
  • Pciha Ivanova10 апреля, 22:37
    О том, что всякие голосования давно российскому народу "до фени", а Кудрин и вся его шобла инвестируют только в свой ...От Путина ждут вы...

"Кто еще верит Лаврову и Захаровой?" Орешкин обрушился с критикой на МИД РФ

Фото: Global Look Press

Фото: Global Look Press

Политолог Дмитрий Орешкин оценил аргументы российских дипломатов, опровергающих применение химоружия в отношении Алексея Навального и возражающих против новых санкций в связи с отравлением оппозиционера.

– Введенные накануне европейские санкции были вынужденными, Европе было некуда деться. После такого массированного возмущения СМИ и после того как господин Лавров обошёлся с господином Баррелем, Европа решила отделаться малой кровью и чисто символически ограничила в правах четверых наших высокопоставленных начальников, для которых это небольшая беда, – заявил Дмитрий Орешкин в интервью Sobesednik.ru.

В то же время раздражение со стороны демократической общественности в адрес Европы, что она так беззубо действует, кажется мне необоснованным. Европа не обязана жертвовать своими интересами, в том числе нефтегазовыми, борясь за демократию в довольно чуждой ей стране.

Санкции не ломают хребет путинскому режиму, но всё равно имеют куммулятивный эффект, – считает политолог. – Имидж РФ в глазах не только ЕС, но и европейского бизнеса становится всё хуже.

Я думаю, что многие европейские бизнесмены, спутавшиеся с таким проектом, как «Северный поток-2», неоднократно корили себя за этот выбор.



Санкции – инструмент долгосрочного действия, токсичность РФ возрастает. Наша оборонная промышленность не самого высокого уровня и нуждается в импортных комплектующих. И теперь их поставщики будут задумываться, а стоит ли связываться с СК, ФСИН, Генпрокуратурой. Может, лучше воздержаться от выгодной поставки «продуктов двойного назначения»?
Европа не заинтересована «бить горшки» и портить отношения с Владимиром Путиным, но вынуждена делать такие маленькие символические шаги. Европа сильна тем, что отстаивает свои интересы и свои рабочие места – в Германии около 6 000 совместных предприятий с Россией, да и Франция заинтересована в том, чтобы продавать свои «Ситроены» и «Пежо». Здесь Европа демонстрирует свою понятную прагматичную сущность. 

– А что по поводу последовавших за европейскими санкций США? Список наших чиновников расширен до семи, теперь там глава ФСБ Александр Бортников, глава ФСИН Александр Калашников, генеральный прокурор Игорь Краснов, заместители министра обороны Павел Попов и Алексей Криворучко, первый заместитель главы администрации Кремля Сергей Кириенко и глава управления Кремля по внутренней политике Андрей Ярин. Также под санкции попали российские научные предприятия, включая важные научные центры Минобороны и сотрудничающие с ними немецкие компании, плюс одна швейцарская...

– Это тоже вполне предсказуемо. Это создаст дополнительные трудности для работы исследовательских оборонных институтов, которым нужны импортные комплектующие и технологии. Но теперь сотрудничество с ними западных фирм сопряжено с большими рисками. Конечно, это не смертельные меры, можно создать какие-нибудь фирмы-«прокладки».

Рабочие процессы не остановятся, но станут в три раза дороже и дольше. К тому же у РФ создаётся явный токсичный имидж.

Когда говорят, что санкции ничего не значат – выдают желаемое за действительное. Они мешают, обременяют и накапливаются. Будет постоянное отставание в технологиях и решениях, и мы будем постепенно отступать на периферию мирового оборонного и информационного процесса. Оборонный экспорт будет вызывать у России большие трудности, так качество продукции будет страдать, а покупатели – осторожничать.

Не только США, но и международный совет по химическому оружию пришли к выводу, что Россия разрабатывает и применяет это химоружие. Это будет общемировая тенденция игнорирования или преследования институтов, которые, по мнению Запада, разрабатывают запрещенные вещества.

На самом высоком уровне говорят, что Россия нарушает подписанные ею самой правила о непроизводстве, нехранении и нераспространении образцов химического оружия. Запад просто хочет обеспечить себе безопасность.

Целиком ссориться с РФ никому не выгодно, это большая страна и большой рынок. Рвать дипломатические связи тоже никто не хочет. Но санкции не такие уж декоративные, как кажется. Имидж – вещь невидимая, но достаточно серьёзная. 

– Как в связи с этим понимать заявление МИД от лица госпожи Захаровой о том, что химоружия в России нет с 2017 года?

– МИД заявил, если я не ошибаюсь, что к 2017 году Россия уничтожила 40 тысяч тонн химического оружия. Поэтому Мария Захарова так и говорит, что к 2017 году ничего не осталось.

Но люди уже не верят госпоже Захаровой. Они видят, что происходило с Навальным – хотя, может быть, и не хотели этого видеть, чтобы не портить отношения. Но это ведь просто бьёт в глаза!

Госпоже Захаровой можно говорить, что угодно, но у нее тоже есть свой имидж. И он таков, что мало кто обращает внимание на её слова. У МИДа такая работа, и это очень печально. Уже звучит риторика «не играйте с огнём» и тому подобное. Но люди не дураки, они понимают, чего можно ожидать от госпожи Захаровой и господина Лаврова. Они должны делать вид, что уверены в своей позиции и своей правоте, но люди понимают, чем они занимаются.

Николай Васильев


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх